ВНИМАНИЕ! Из-за введенных ограничений в работе организаций возможны изменения. Перед покупкой билетов и посещением проверяйте актуальную информацию на официальных сайтах организаций и мероприятий!

null В полнеба — салют!..


В полнеба — салют!..
27 января 2021

27 января 1944 года Ленинград был полностью освобождён от вражеской блокады

Рано утром 27 января 1944 года помощник начальника оперативного отдела штаба Ленинградского фронта майор Ганкевич принял приказ Ставки Верховного главнокомандования. В адресованном командующему фронтом генералу армии Говорову, членам Военного совета Жданову и Кузнецову документе говорилось, что в знак признания партией и советским народом больших заслуг ленинградцев в период Великой Отечественной войны и в связи с полным снятием блокады города Ставка предоставила Военному совету фронта право отдать приказ своим войскам и произвести в Ленинграде победный артиллерийский салют, который по радио будет транслироваться на всю страну...

Экстренно в помещении Шуваловского дворца состоялось заседание Военного совета, утвердившее текст приказа войскам Ленинградского фронта и принявшее решение о салюте.

Непростая задача выпала командующему артиллерией фронта генерал-лейтенанту Одинцову: каким образом срочно собрать 324 орудия, если все стволы — в войсках, на огневых позициях? К тому же наши воины — уже далеко от стен города... Однако трудную проблему всё-таки решили, причём — в кратчайший срок. Командовать салютом было поручено человеку, которого на Балтфлоте за отчаянную храбрость называли «морским Чапаевым»...

Чёрное небо вспорото
сабельным взмахом ракет.
Небо великого города
окрашено в разноцвет...

***

Когда-то мне довелось беседовать с этим человеком — контр-адмиралом в отставке Иваном Георгиевичем Святовым. К началу сорок четвёртого капитан второго ранга Святов командовал штабом эскадры. За спиной у моряка к тому времени было немало ратных дел: и прикрытие нашей эскадры при трагическом переходе из Таллинна в Кронштадт (отряд, который возглавлял Святов, поднял из воды 12160 человек); и командование огневыми средствами в контрбатарейной борьбе с противником; и начало разминирования залива от смертельной начинки... А теперь — столь необычное, столь радостное задание...

Пушки стягивались к Марсову полю, занимая позиции у торжественного пантеона, рядом с зенитной батареей, которая находилась там всю войну... Пушки выстраивались у стен Петропавловки... Пушки встали на Стрелке Васильевского острова... Важно было обеспечить полную синхронность залпов всех этих разобщённых между собой огневых средств.

Крейсер «Киров» салютует в честь окончательного прорыва блокады Ленинграда

Командный пункт Святова размещался на борту крейсера «Киров», который бросил якорь на Неве, против Дома учёных. Связь с корабельной артиллерией поддерживалась через микрофон, а с наземными огневыми позициями — с помощью корректировочных постов.

...Падает чёрное небо
отблесками в Неву.
Отныне блокада — небыль!
В полнеба салют — наяву!..

***

А ещё довелось мне тогда же свидеться с полковником в отставке Остапом Филипповичем Зайцем. Почти всю войну Остап Филиппович прослужил в 1804-м отдельном зенитно-артиллерийском полку малого калибра ПВО Ленинграда. Его «пушечки» прикрывали от фашистских стервятников и Металлический завод, и «Красную зарю», и «Красный выборжец», и «Большевик», и Пятую ГЭС, и Володарский мост, и Финляндский железнодорожный...

Когда начались бои по снятию блокады, старший лейтенант получил назначение на должность командира дивизиона в только что сформированный 522-й зенитно-артиллерийский полк.

И вот 27-го повёл он своих солдат через весь город — через Невский, через Дворцовый мост — на Стрелку Васильевского острова. Там, на площадке между Ростральными колоннами, уже стояли двадцать четыре 76-миллиметровые пушки — стволами на Неву.

Начали готовить орудия к стрельбе. Прохожие, словно предчувствуя, какое событие их ожидает, охотно помогали артиллеристам подносить ящики с «холостыми выстрелами». Светились улыбки, слышался смех — такой редкий в блокаду... Солдаты только что сформированного полка были очень молоды, на службу призваны недавно. Большинство прибыли из других мест и Ленинграда почти не знали. Поэтому с любопытством оглядывали здание фондовой Биржи, Петропавловку, Зимний дворец...

Наконец стемнело. И наступил миг, когда уличные радиорепродукторы торжественно произнесли:

«...Войска Ленинградского фронта в итоге двадцатидневных напряжённых боёв прорвали и преодолели на всём фронте под Ленинградом сильно укреплённую, глубоко эшелонированную долговременную оборону немцев, штурмом овладели важнейшими узлами сопротивления и опорными пунктами противника под Ленинградом: городами Красное Село, Ропша, Урицк, Пушкин, Павловск, Мга, Ульянка, Гатчина и другими. И, успешно развивая наступление, освободили более семисот населённых пунктов и отбросили противника от Ленинграда по всему фронту на шестьдесят пять — сто километров. Наступление наших войск продолжается...»

 

Площадь, набережные, мосты мгновенно стали заполняться народом. Казалось, все ленинградцы вышли в этот миг на улицы.

«...В итоге боёв решена задача исторической важности: город Ленинград полностью освобождён от вражеской блокады и от варварских артиллерийских обстрелов противника.
В ознаменование одержанной победы сегодня, двадцать седьмого января, в двадцать часов, город Ленина салютует доблестным войскам Ленинградского фронта двадцатью четырьмя артиллерийскими залпами из трёхсот двадцати четырёх орудий...»

 

Раздался многоголосый гул. Люди ликовали.

«...Граждане Ленинграда! Мужественные и стойкие ленинградцы! Вместе с войсками Ленинградского фронта вы отстояли наш родной город. Своим самоотверженным трудом и стальной выдержкой, преодолевая все трудности и мучения блокады, вы ковали оружие победы над врагом, отдавая для дела победы все свои силы...»

 

Люди улыбались сквозь слёзы: это к ним, к ним были обращены такие торжественные, такие долгожданные слова...

Праздничный салют в ленинграде в честь снятия блокады

Старший лейтенант Заяц стоял на ступенях Биржи. Наконец, услышав заветный сигнал, он хрипло, преодолевая сжавшее горло волнение, выкрикнул: «Огонь!»

...Вьюжится, вьюжится, вьюжится
огненный снегопад.
В огненном вальсе кружится
праздничный Ленинград...

***

Самая пора объяснить, кто же автор цитируемых здесь стихов.

На противоположном от Стрелки берегу Невы, вдоль всей набережной — от моста Лейтенанта Шмидта до Литейного, — более тысячи солдат и матросов держали наготове ракетницы. А в скверике, рядом с Зимним, расположились выпускники краткосрочных стрелково-пулемётных курсов младших лейтенантов. Каждому курсанту предварительно выдали большую стреляную гильзу от 76-миллиметрового снаряда, и вот теперь, выбив в промёрзшей земле газона лунки и укрепив гильзы так, чтобы шары ракет вылетали в сторону Невы и взрывались над Дворцовым мостом, они ждали первого залпа.

Был среди курсантов и Павел Булушев, который спустя многие годы сложит стихи о том знаменитом ленинградском салюте. Да, пройдут десятилетия, прежде чем бывший солдат, а теперь — журналист, лентассовец, напишет свою первую книгу, которую назовёт удивительно точно — «Багровая память»:

Марш к салюту Победы был тягостно долог:
Сто боёв, сто друзей, сто смертей, сто тревог...
А стихи... Я извлёк их, как старый осколок.
Как больную занозу, из сердца извлёк...

 

Вслед за этой первой книгой вышли у солдата и другие — «Вечерняя поверка», «Головной дозор», и мы ещё острее ощутили, какие испытания выпали на долю мальчика из блокады, сделали его бойцом, защитником Отечества:

...Блокадный цех. Мороз. И печь без дров.
Гудят станки: Скорей! Скорей!! Скорей!!!
В цеху — полста вчерашних школяров,
Полсотни недоучек токарей.
Полста шрапнелей в день даём стране.
Станки пониже бы — давали бы вдвойне...

А потом был у Павла фронт:

Разведка боем! Разведка боем!
Летят снаряды навстречу с воем.
Под нестерпимым свинцовым зноем
Мы изнываем – разведка боем!..

Немало хлебнул солдат до января сорок четвёртого: бои близ родного Автова, оборона на правом невском берегу, атаки у Ладоги... Плюс два ранения...

И вдруг — на ратном перепутье — участие в праздничном салюте!

Оберегая пороховые заряды от снега, Булушев расстелил шинель и разложил на ней двадцать четыре ракеты. Команда: «Огонь!» — и красненькое пятнышко от спички весело побежало по запальному шнуру вдоль гильзы. Пороховой заряд вышиб первую ракету. В грохоте орудий небо над городом, который за тридцать месяцев забыл даже об обычных уличных фонарях, озарилось тысячами огней сказочного фейерверка...

...А мы у моста Дворцового,
из сквера, что у дворца,
привычные к ливню свинцовому,
впервые палим без свинца.
И я — сотоварищи рядом, —
сбросив на снег шинель,
развешиваю над Ленинградом
праздничную шрапнель...

«Огонь!» — и снова, ровно через двадцать секунд, мощный залп. И снова в чёрное небо устремляются красные, белые, синие, зелёные, жёлтые звёздочки... Мальчишки, чтобы лучше всё рассмотреть, высыпали на невский лёд. Какие лица были вокруг! Этих глаз Булушев не мог забыть до конца своих дней...

...И свет, и мрак непролазный
отныне в едином ряду.
Победа, вобравшая разом
и празднество, и беду.
В сверкающем сабельном взмахе
взмывает салют в зенит...
За этот салют в атаке
в среду мой брат убит.

Да, радость и горе нередко ходят по жизни рядом: именно в этот счастливейший для родного города день, 27 января 1944 года, Павел узнал, что в бою за Красное Село геройски погиб старший его брат — гвардеец Владимир Булушев.

***

Восемь минут над не сдавшимся, выстоявшим, победившим городом гремел салют Победы! Глядя в праздничное небо, ленинградцы смеялись и плакали. А у этих курсантов всё ещё было впереди. Вот и Павла ждали новые фронтовые дороги, новые бои, третье ранение, четвёртое... В общем — добрых полвойны. Его полвойны...


Лев Сидоровский

Обложка: «Салют», художник — А. Остроумова-Лебедева, 1944 г.

3 апреля 1836 — 185 лет назад — принято решение о постройке первой в истории России пассажирской железной дороги — Царскосельской железной дороги
4 апреля 1716 — 305 лет назад — в Петербург прибыли скульптор Карло Бартоломео Растрелли и его сын, будущий архитектор Франческо Бартоломео Растрелли, который позднее построил Большой Петергофский дворец, Большой Екатерининский дворец, Строгановский дворец, Зимний дворец
11 апреля 1931 — 90 лет назад — в ночь с 11 на 12 апреля в присутствии семи тысяч зрителей впервые показан опыт с маятником Фуко в Исаакиевском соборегде был открыт Государственный антирелигиозный музей
11 апреля 1991 — 30 лет назад — учреждено общественное объединение «Институт Петербурга», распространяющее знания по истории и культуре Петербурга
12 апреля 1971 — 50 лет назадСпас на крови стал филиалом музея «Исаакиевский собор»
15 апреля 1886 — 135 лет назад — в Кронштадте родился Николай Степанович Гумилёв, русский поэт Серебряного века, создатель школы акмеизма, первый муж Анны Ахматовой, путешественник по восточной и северо-восточной Африке
17 апреля 1881 — 140 лет назад — освящена часовня на месте покушения на Александра II, нынче на этом месте Спас на крови
18 апреля 1916 — 105 лет назад — в доме Рубинштейна на Марсовом поле открылось литературно-артистическое кабаре «Привал комедиантов» Вс. Мейерхольда, Н. Петрова и Н. Евреинова. «Привал комедиантов» явился преемником кабаре «Бродячая собака»
19 апреля 1861 — 160 лет назад — состоялось первое заседание Комитета грамотности, в которое вошли Л. Н. Толстой, И. С. Тургенев, известные ученые и литераторы. Комитет способствовал распространению грамотности и знаний среди крестьян путем издания книг «для народа»
23 апреля 1836 — 185 лет назад — вышел первый номер пушкинского журнала «Современник»
23 апреля 1891 — 130 лет назад — родился композитор Сергей Сергеевич Прокофьев
29 апреля 1961 — 60 лет назад — открылась вторая линия метро, от станции «Технологический институт» до станции «Парк Победы»
30 апреля 1956 — 65 лет назад — открыта станция метро «Пушкинская»