ВНИМАНИЕ! Из-за введенных ограничений в работе организаций возможны изменения. Перед покупкой билетов и посещением проверяйте актуальную информацию на официальных сайтах организаций и мероприятий!

null Петербургская поэзия войны


Петербургская поэзия войны
21 апреля 2021

Мне это время по плечу, —
Не думай, что изнемогаю.
За битвой с песнею лечу
И в ногу с голодом шагаю.

Н. Крандиевская-Толстая

8 сентября 1941 года была прервана сухопутная связь Ленинграда со всей страной. 900 страшных дней испытаний массовым голодом, морозами, проблемами с отоплением и транспортом, бомбёжками, людскими страданиями и слабостями.

Каждый день в Ленинграде умирало больше 4000 человек. К концу войны основной частью жителей Ленинграда были женщины. Но даже в таких нечеловеческих условиях, культурная жизнь города не умирала — она вдохновляла и давала силы. Были открыты театры и кинотеатры, библиотеки, проходили джазовые концерты, исполнялась классическая музыка. Единственным источником новостей и информации для осаждённого города стало Ленинградское радио.

Позднее, благодаря стараниям и работе Ольги Берггольц в эфире Ленинградского радио появилась литературная страничка. Все 900 дней блокады Ольга Берггольц проработала на Ленинградском радио, почти ежедневно выходя в эфир, чтобы поддержать, приободрить и вдохновить ленинградцев. Её голос помогал выжить и давал надежду: «Внимание! Говорит Ленинград! Слушай нас, родная страна. У микрофона поэтесса Ольга Берггольц». За это её назвали «блокадной музой», «голосом блокадного Ленинграда».

Я никогда героем не была.
Не жаждала ни славы, ни награды.
Дыша одним дыханьем с Ленинградом,
Я не геройствовала, а жила.

Ольга Берггольц, «Февральский дневник», 1942

Стихи Берггольц пронизывали мотивы героизма, верности, всепобеждающей любви в условиях блокадной жизни. В эфир Ленинградского радио также выходили Всеволод Вишневский, Николай Тихонов, Дмитрий Шостакович и многие другие.


Неизвестная поэзия. Зинаида Шишова

Поэзия блокадного Ленинграда не просто писалась, она творилась, проживалась в промёрзших коммуналках и квартирах, госпиталях, на фронте. В стихах находили отклик невыраженные боль и страх, они стали своего рода рупором блокадной жизни.

Поэтесса Зинаида Шишова позднее писала: «1941-й и 1942-й годы войны и блокады в Ленинграде очень многим напомнили мне нашу суровую и героическую юность. В комнате с наглухо забитыми досками окнами, при температуре 21 градус ниже нуля, с обмороженными руками заниматься прозой было невозможно. Её нужно было не только сочинять, но и записывать. А стихи можно было только запоминать. Я начала снова писать стихи. Кое-какие из них передавались в Ленинграде по радио, но, в основном, я в Ленинграде писала поэму "Блокада"».

Да, ты пытал нас мором и огнём,
Да, ты бомбил и разбомбил наш дом,
Но разве мы от этого бездомней?
Ты за снарядом посылал снаряд,
И это — двадцать месяцев подряд,

Но разве ты нас научил бояться?
Нет, мы спокойнее, чем год назад,
Запомни, этот город — Ленинград,
Запомни, эти люди — ленинградцы!

Зинаида Шишова, «Блокада», 1941—1943

Существует версия, что поэма Зинаиды Шишовой «Блокада» была встречена коллегами из «Союза писателей» весьма прохладно, даже враждебно. Из-за этого только оправившаяся от дистрофии блокадного Ленинграда Шишова написала личное письмо Иосифу Сталину. В письме говорилось, что поэму «Блокада» в Ленинграде читали по радио, чтобы под бомбёжками поднять боевой дух ленинградцев. А если в Москве её стихи звучат иначе, то она просит эту поэму запретить, а её наказать по всей строгости военного времени. На что был получен ответ с резолюцией: «Пора прекратить безобразие».

Да, Ленинград остыл и обезлюдел,
И высятся пустые этажи,
Но мы умеем жить, хотим и будем,
Мы отстояли это право — жить.

Здесь трусов нет, здесь не должно быть робких
И этот город тем непобедим,
Что мы за чечевичную похлёбку
Достоинство своё не продадим.

<...>
За милый мир, за всё, что будет в нём;
За город наш, испытанный огнём,
За право называться ленинградцем!

Зинаида Шишова, «Блокада», 1941—1943

Большую часть стихов о войне Шишова ведёт в виде разговора с сыном, ушедшим на фронт. Её стихи — это ода любви к сыну, Ленинграду, вере в Победу, которая живёт на страницах наравне со смертью, разрушениями, болью и страданиями.

И, если надо убивать, убей,
И, если надо, проходи по трупам,
Но молодость, отмеренную скупо,
Ни запятнать, ни омрачить не смей!

Когда нам эта чаша суждена
И надлежит испить её такую, —
Не останавливаясь, не смакуя.
Пей, как мужчина, пей её до дна!

Зинаида Шишова, «Сталинград», 1943


«Забытая поэтесса». Наталия Крандиевская-Толстая

Наталия Крандиевская-Толстая начала писать в 7-летнем возрасте, а печататься с 14 лет. Она была дочерью прогрессивного публициста Василия Крандиевского и писательницы Анастасии Тарховой. Поэзию Крандиевской-Толстой ценили Иван Бунин, Анна Ахматова, Максим Горький и другие. В возрасте 26 лет вышла замуж за известного советского писателя Алексея Толстого. Впоследствии именно Наталия стала прототипом Кати Рощиной из романа «Хождение по мукам».

Блокада застала Крандиевскую-Толстую вместе с детьми в Ленинграде. Отказав оставившему семью Алексею Толстому в эвакуации, она пережила в осаждённом городе самые страшные дни, сохранив величество духа.

Ты пишешь письма, ты зовёшь,
Ты к жизни сытой просишь в гости.
Ты прав по-своему. Ну, что ж!
И я права в своём упорстве.

Мне это время по плечу, —
Не думай, что изнемогаю.
За битвой с песнею лечу
И в ногу с голодом шагаю.

И если надо выбирать
Судьбу, не обольщусь другою.
Утешусь гордою мечтою —
За этот город умирать!

Наталия Крандиевская-Толстая, 1941

Алексей Толстой и Наталия Крандиевская-Толстая

Цикл стихов Крандиевской-Толстой о блокаде — это пример высокой поэзии. Эмоциональная, живая, наполненная личной трагедией жизни автора, она ведёт за собой, в те страшные дни и ночи:

На крыше пост. Гашу фонарь.
О, эти разовые ночи!
Я белые любила встарь, —
Страшнее эти и короче.

В кольце пожаров расцвела
Их угрожающая алость.
В ней всё сгорит, сгорит дотла
Всё, что от прошлого осталось.

Наталия Крандиевская-Толстая, «Ночные дежурства»

Из воспоминаний её сына Дмитрия Толстого известно, что мать удержала его от желания вытащить из мусорного ведра чёрствую французскую булку, выброшенную соседом-партработником. Удержала фразой: «Будем гордыми!»

Блокада! Вот оно, проклятое кольцо,
Невы свободной тяжкое удушье,
И запах гари с берега, в лицо,
И облаков весенних равнодушье.

Нет! Мимо, мимо пролетай, апрель!
Ещё ты мне не сверстник, не попутчик.
Закалена и выстрадана цель,
Мне от неё не отвлекаться лучше!

Наталия Крандиевская-Толстая, «Весна 1943 года»


Поэтическая душа Татьяны Гнедич

Татьяна Гнедич известна как первый переводчик поэмы Байрона «Дон Жуан» на русский язык. Не имея возможности пользоваться книгами в лагерях, где оказалась по сфабрикованному доносу, она долгое время переводила текст по памяти, держа в уме также и собственный перевод. Есть легенда, что до ареста Гнедич жаловалась друзьям на нехватку времени, чтобы поработать над переводом поэмы, и мечтала об одиночестве. После ареста и полутора лет, проведённых в одиночной камере, к Татьяне подселили другую заключённую. Писательница была этим сильно возмущена, а на вопрос начальства, как же можно одному прожить в камере столько лет, она ответила, что им с Байроном никто не нужен.

Всю блокаду Гнедич прожила в осаждённом Ленинграде.

Не люблю я тиканья часов —
Времени настойчивого стука:
В них десятки мёртвых голос,
Памяти докучливая мука
И ночей блокадных лёд и мрак,
Тикавший бессонницей вот так…

<...>

Но слетались тени многих битв,
Тени заклинаний и молитв,
В беспокойной дружеской беседе
Устремляли взоры вдаль и ввысь,
Совещались, спорили, клялись —
О Победе! Только о Победе!

Татьяна Гнедич, 1973

Во время войны Гнедич, будучи выпускницей английского отделения филфака ЛГУ, была мобилизована и работала в Разведуправлении Балтфлота на связи с английскими и американскими союзниками.

Где облака бредут курчавою гурьбой,
Где ныне зелень трав и тишина святая,
Там, лязгая, рыча и хлипко оседая,
Большие танки шли на рукопашный бой.

Не видя ничего в дыму перед собой,
Под тяжестью колёс крича, хрустя, рыдая,
Там погибала жизнь — простая, молодая —
Раздавлена войны тяжелой молотьбой.

Татьяна Гнедич, «Городу русской военной Славы», 1962


Поэзия Сергея Рудакова

Литературовед и поэт Сергей Рудаков в первые дни Великой Отечественной войны был призван служить в морскую пехоту на Ленинградском фронте. В ноябре 1941 года был тяжело ранен и контужен в бою под Невской Дубровкой, после чего был признан ограниченно годным к военной службе.

На улицах такая стынь.
Куда ни глянь — провозят санки.
На них печальные останки,
Зашиты в белизну простынь.

Скользит замёрзших мумий ряд.
Всё повторимо в этом мире:
Песков египетских обряд
Воскреснул в Северной Пальмире.

Сергей Рудаков

С лета 1942 года Рудаков служил в московском военкомате инструктором Всевобуча. Там он начал активно заниматься литературной и научной деятельностью, выступал с историко-литературными сообщениями на учёных собраниях остававшихся в Москве литературоведов.

В пустующей квартире,
Где стульями топили,
Где копотью увешен потолок,
Где так недавно жили, —
Покуда им не вышел срок,
Заведены часы ходили.

<...>

В пустыне Ленинграда
Часы ещё идут кой-где.
Дуге пружин. Колёс ходьбе
При этом доверять не надо.
Бездействует слепой Харон,
И нет нормальных похорон.

Сергей Рудаков

За попытку оформить знакомому отсрочку от призыва поэт был арестован, а после трёхмесячного заключения в Бутырской тюрьме по собственной просьбе отправлен в штрафной батальон. Сергей Рудаков погиб 15 января 1944 года в бою под Могилёвом.

В те незапамятные дни
Стояли страшные морозы.
Времянок тщетные огни
Супы из клея и глюкозы
Подогревали для живых.
Гробов на мёртвых не хватало.
Чернь петербургская бросала
Без погребения родных.

Сергей Рудаков


Дарья Бутина, портал «Культура Петербурга»

5 июня 1946 — 75 лет назад — День прорыва морской блокады Ленинграда
6 июня 2016 — 5 лет назад — рядом со станцией метро «Чёрная речка», между домами № 1 и 3 по улице Савушкина, открыта скульптурная композиция «Пушкин ушёл»
7 июня 1926 — 95 лет назад — в Ленинграде состоялись испытания первого советского дирижабля
10 июня 1706 — 315 лет назад — начата перестройка Петропавловской крепости в камне
10 июня 1931 — 90 лет назад — с Московского вокзала отправился первый рейс «Красной стрелы» (Ленинград — Москва)
11 июня 1806 — 215 лет назад — заложено здание Смольного института (архитектор Джакомо Кваренги)
12 июня 1921 — 100 лет назад — открытие Государственной филармонии
12 июня 1886 — 135 лет назад — открылся увеселительный сад «Аквариум», где состоялся первый в России публичный киносеанс
12 июня 1946 — 75 лет назадв Малом оперном театре прошла премьера первой части оперы С. Прокофьева «Война и мир»
12 июня 1991 — 30 лет назад — в ходе референдума большинство горожан проголосовало за возвращение городу исторического названия Санкт-Петербург
15 июня 1911 — 110 лет назад — открылся первый Всероссийский съезд библиотекарей
17 июня 1896 — 125 лет назадв Александровском саду установлены бюсты Н. Гоголя и М. Лермонтова
21 июня 1901 — 120 лет назад — заложен Суворовский музей
27 июня 1766 — 255 лет назадна Дворцовой площади был проведен рыцарский турнир (конная рыцарская карусель)
28 июня 1816 — 205 лет назад — открыто новое здание биржи
29 июня 1941 — 80 лет назад — начало эвакуации в Ленинграде
30 июня 1881 — 140 лет назадоткрыт увеселительный сад «Аркадия» (ныне на этом месте расположена станция метро «Чёрная речка» и сквер)