Загружается...

Логотип Культура Петербурга

Режиссер Алексей Франдетти: о творчестве и премьере мюзикла «Обыкновенное чудо»

14 октября 2022
Режиссер Алексей Франдетти: о творчестве и премьере мюзикла «Обыкновенное чудо»

Алексей Франдетти на репетиции спектакля «Обыкновенное чудо». Фото: Ирина Туминене

Совсем скоро во всеми любимом ТЮЗе состоится премьера спектакля «Обыкновенное чудо», а пока идет подготовка к этому знаменательному событию редактор Портала «Культура Петербурга» задал несколько вопросов режиссеру театра и кино, художнику, педагогу Алексею Борисовичу Франдетти.

- Большое спасибо, Алексей Борисович, за то, что уделили время в своем, безусловно, плотном графике!  Вы совсем недавно стали главным режиссером театра Ленком. Какие задачи удалось решить, какие творческие планы будут реализованы в постановках Московского государственного театра «Ленком Марка Захарова»?

- На момент нашего разговора я являюсь главным режиссером театра «Ленком Марка Захарова» только два месяца. Сегодня решена главная задача — составлен план жизни театра на ближайшие два сезона с интересными труппе и, надеюсь, нашему зрителю названиями.  На постановки приглашены режиссеры Марат Гацалов и Юрий Муравицкий. Летом будущего года должна состояться моя премьера — хип-хоп-мюзикл «Маяковский» с музыкой и текстами песен Василия Вакуленко (Баста), авторов группы Gazgolder и пьесой Ники Симоновой. Мне важно, что со стороны труппы нет неприятия или настороженности, у людей горят глаза, и я сам очень жду начала репетиций. Но мой график на момент приглашения в театр был уже расписан до лета 2024 года. Поэтому пришлось отказаться от некоторых названий, изменить свое расписание, чтобы найти возможность для репетиций и больше проводить времени теперь уже у себя дома – в театре «Ленком Марка Захарова».

- У Вас такой внушительный список постановок, одна ярче другой. Какие из них Вы хотели бы выделить особо, есть ли среди спектаклей «любимчики»?

- Любимчиков среди моих спектаклей нет. Потому что каждый спектакль как ребенок, которого ты любишь вне зависимости от того блондин он или брюнет, есть ли у него веснушки или нет. Какие-то спектакли получились более удачными для меня, какие-то более любимы у зрителей. Мне дорог мой первый спектакль «Рождество О’Генри», он до сих пор идет в репертуаре театре им. А. Пушкина. Это камерный мюзикл, за который мы получили всей командой несколько «Золотых Масок». Я очень люблю спектакль «Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит» в Театре на Таганке, потому что музыкально это, пожалуй, самый сложный мой спектакль. Он довольно трудно «вставал на ноги», потому что на тот момент я как режиссер не был на 100 % полностью готов к такому материалу. Спектакль «Кабаре» в Новосибирском «Глобусе» для меня тоже очень важен. Это непростой материал, в котором много драматического текста. Редко так бывает когда то, что ты видишь в макете, рисуешь себе в голове, полностью реализуется на сцене, но с этим спектаклем так и произошло. И, конечно же, мне очень дорог спектакль «Дорогой мистер Смит» в театре «Приют комедианта».

- Вы учились у настоящего мастера, актера Игоря Ясуловича. Чем запомнился период обучения во ВГИКе?

- Какой прекрасный вопрос у Вас о мастере. Редко почему-то об этом спрашивают. А мне кажется, что мой мастер Игорь Николаевич Ясулович – блистательный педагог, прекрасный артист и человек, который очень четко понимает, что нужно тому или иному студенту. Игорь Николаевич помог мне, когда я еще не понимал, что могу заниматься режиссурой. Я осознал это только спустя несколько лет после выпуска из института. Мой первый режиссерский дебют состоялся на курсе благодаря Игорю Николаевичу, который позволил мне поставить музыкальный спектакль. Я помню что, сидя на лекциях, впервые переводил мюзикл «Джекилл и Хайд», который сегодня в этом переводе идет в Театре музыкальной комедии в Санкт-Петербурге. Годы, проведенные во ВГИКе для меня очень дорогие, основополагающие и невероятно счастливые. Мы до сих пор поддерживаем отношения с педагогами и однокурсниками. Атмосфера института кинематографии – это атмосфера полной свободы и возможность попробовать все что угодно. Когда я общаюсь со своими студентами, то пытаюсь передать им эту свободу выбора, которую в нас взрастил Игорь Николаевич Ясулович.

- Вы сами часто играли на сцене, к тому же обладаете прекрасным голосом. Не было ли соблазна сыграть одну из ролей в собственной постановке?

- Ни в коем случае никогда я не придумываю спектакль так, чтобы сам смог сыграть одну из ролей. Я считаю, что сидеть нужно на одном стуле. Несколько раз я выходил на сцену в спектаклях «Рождество О’Генри» и «Суини Тодд», когда заболевал артист, но ничего хорошего из этого не получилось. Я искренне восхищаюсь теми режиссерами, которые могут играть у себя в спектаклях, но мне все же гораздо интереснее находиться по ту сторону рампы, чтобы наблюдать за всем происходящим на сцене со стороны. 

Алексей Франдетти на репетиции спектакля «Обыкновенное чудо». Фото: Ирина Туминене

- Наверное, не просто работать на два города. Есть ли специфика в петербургской постановке «Обыкновенного чуда» на сцене Театра юных зрителей им. А. А. Брянцева?

- На сегодняшний день я работаю больше чем на два города, и придумываю спектакли в разных городах и разных странах. Но я обожаю работать в Санкт-Петербурге, потому что когда я сюда приезжаю, я выдыхаю. Мне становится хорошо и легко. Я занимаюсь исключительно тем спектаклем, ради которого приехал. Это меня вырывает из московской суеты, из множества встреч, хотя уже и в Петербурге этих встреч становится все больше и больше, потому что я провожу здесь треть года точно. Но какая бы ни была сложная встреча или непростая репетиция, выходя из репетиционного зала, ты смотришь по сторонам, и глаз у тебя отдыхает. Ты перезагружаешься.

- Спектакль, безусловно, о любви. Предполагается, что акцент будет несколько смещен с главных героев на, казалось бы, второстепенных персонажей. Есть ли еще какие-нибудь нюансы в интерпретации пьесы Евгения Шварца?

- Есть мое режиссерское прочтение, видение команды, с которой я делаю этот спектакль, и, конечно, индивидуальности артистов. Наш спектакль будет адресован более взрослой аудитории, начиная с 16 лет и старше. Потому что понять, что такое проблемы в браке, усталость от партнера, могут люди, которые уже имеют представление о том, что такое взаимоотношения в паре, и кому важно сохранить главное чудо – чудо любви.

Алексей Франдетти на репетиции спектакля «Обыкновенное чудо». Фото: Ирина Туминене

- В спектакле участвуют такие известные люди, как Нонна Гришаева и Иван Ожогин. При работе с труппой Вы четко придерживаетесь своего режиссерского видения или позволяете некоторые вольности актеру при работе с ролью?

- В работе с труппой, будь это известные или молодые артисты, которые только пришли в театр после института, разницы особой нет. Есть разница в опыте. Я наравне общаюсь, что с заслуженной артисткой России Нонной Валентиновной Гришаевой, что со своим другом Иваном Ожогиным, что со вчерашними выпускниками мастерской Ивана Благодера. Важно взаимоуважение, взаимное творчество и получение кайфа от того, что вы вместе делаете. Все остальное покажет сцена. Я готов выслушать артиста, посмотреть на то или иное предложение, но никаких вольностей не позволю, потому что у меня всегда есть четко придуманный актерский рисунок внутри спектакля и я хочу, чтобы артист ему следовал. Но если вдруг что-то рождается живое, неожиданное и прекрасное на репетиции, я буду рад это использовать.

- Мюзикл – жанр очень благодатный для сценического воплощения, Вы практиковали работу с бродвейскими спектаклями. Есть ли отличия режиссера мюзиклов в США и у нас, в России? Возможно, уже существуют идеи для будущих совместных работ с Театром юных зрителей им. А. А. Брянцева?

- Отличие режиссерского процесса на Бродвее, в Великобритании и в России одно. Это планирование и график. Российских режиссеров чаще всего учат так, что во главе стоит свободное творчество, а на Западе люди точно понимают, что театр – это высококлассный завод, где есть правила, которым нужно следовать. Особенно в музыкальном театре. В драматическом театре артисты могут репетировать без перерыва, увлечься  и задержаться на репетиции на час-полтора, в музыкальном такого быть не может. Музыканты в оркестре, когда наступает время перерыва на репетиции, встают и уходят.  Поэтому если режиссер не готов и не понимает чего он хочет, то спектакль может не сложится или получится не того качества, которого хотелось бы.

Если говорить о будущих планах, то все свое дальнейшее свободное время я буду посвящать своему дому – театру «Ленком Марка Захарова». Я надеюсь, что и Алексей Титков, и Аня Слынько, и все артисты ТЮЗа им А. А. Брянцева, в которых я уже влюбился, простят меня, что я не скоро вернусь, потому что буду очень плотно занят. Но я буду смотреть за спектаклем, просматривать видеозаписи с показов на протяжении всего первого сезона. И даже если мы физически не будем видеться, то «большой брат» будет смотреть за происходящим в процессе.

- Большое спасибо, Алексей Борисович, за интервью!

- Спасибо Вам!

 

Редакция выражает благодарность пресс-секретарю ТЮЗа им. А. А. Брянцева Ирине Завгородней за помощь в организации интервью.

 


Ольга Семенова — эксперт 1 категории, культуролог, редактор портала «Культура Петербурга»

Поделиться статьей:
Материал подготовлен редакцией портала «Культура Петербурга». Цитирование или копирование возможно только со ссылкой на первоисточник: spbcult.ru

Еще статьи: