Анна Титова: «Книга — это праздник…»

14 Май 2021
Анна Титова: «Книга — это праздник…»

Сегодня в пору глобальных перемен, когда процессы перекройки мирового сознания уже ни у кого не вызывают сомнения, более всего хочется поговорить о том, что помогает удержаться на плаву, — о любимых книгах. С исполнительным директором петербургского издательства «Питер» Анной мы беседовали о прошлом издательства, о том пути, который удалось достойно пройти за 30 лет, о любимой работе, о читателях, о новом и неизменном. Только вот о самом юбилее издательства как-то не успели поговорить, Анна стремительно унеслась на переговоры по созданию новой книжной серии. Уже в дверях она обернулась и, улыбнувшись, сказала: «Обещаю, это будет просто бомба»…


– Анна, издательство «Питер» появилось в самый переломный для российской истории год — 1991. Что именно стало толчком для его создания? Какая идея определила суть проекта?

– На самом деле интересно получилось: до 1990 года была государственная монополия на издательство книг, издавать их могло только государство. Причём все мы знаем, каким большим дефицитом в советское время были книги. Помните, как надо было сдавать макулатуру, чтобы получить какие-то книги? Были подписные издания, книги было трудно достать, а если они и доставались, то чаще всего по блату, через знакомых. Поэтому такие книжные события, как «Неделя детской книги», были настоящим праздником для советских детей. В то же время в Советском Союзе совершенно явно был культ книги, культ читающего человека, чему во многом способствовала образовательная система той поры и богатейшая русская и мировая литература. И всё равно, несмотря на трудности в добывании книг, в России той поры было очень много семей, имевших богатые библиотеки, собиравшиеся поколениями. Мне повезло, я из такой семьи. Это, пожалуй, одно из самых ярких впечатлений детства — огромная домашняя библиотека моих бабушки и дедушки, скорее всего, именно это предопределило мое будущее призвание как издателя.

Возвращаясь к истории создания издательства «Питер», скажу, что годом его рождения мы считаем 1991-й, тогда все ограничения на публикации книг были сняты, и это дало нам большие возможности. Но в начале пути случилось у нас одно совершенно символическое событие. Хотя, по сути, оно было трагическим, но, как известно, всё, что ни делается, — делается к лучшему. Случилось прямо по Булгакову: рукописи не горят… Три будущих основателя издательства — Валерий Степанов, Вадим Усманов и Елена Никольская — первоначально занимались комплектацией школ компьютерами ZX Spectrum, это был их основной бизнес на тот момент. Но в какой-то момент они поняли, что учителям очень сложно объяснять, как этими компьютерами пользоваться, и тогда было принято решение, предопределившее все последующие события: издать самоучитель работы на компьютере Z-Spectrum. До сих пор помню: это была тонкая чёрненькая брошюрка. Была она выпущена энным тиражом и вместе с компьютерами размещена на нашем складе. И вот ненастным ноябрьским вечером склад, на котором хранились все компьютеры и первый тираж самоучителя, загорелся. Не поверите, сгорело всё, кроме книг. Символично, согласитесь?! Да, книжки были немного подкопченные, но, тем не менее, они выжили в огне. Этот факт нас очень впечатлил. Это была как подсказка для будущих действий. Именно этот день мы и считаем днём рождения издательства «Питер». Даже когда издавалась брошюрка-самоучитель, ещё не было в планах, что у нас будет большое издательство, но судьба сама подсказала нам, что нужно работать с книгами.

– Какие приоритеты на тот момент установили для себя создатели ИД «Питер»? Какие цели ставились, чего хотелось достичь?

– Конечно, первое время было очень сложно: и психологически, и экономически, и дело это затратное, и вклиниваться в уже существующую книгоиздательскую систему непросто. Нужно было создать самостоятельную нишу, определить векторы развития, включиться в общий поток, но, в то же время, чётко сформулировать собственную позицию. Хотя, с другой стороны, время было особенное, вдохновляющее, казалось, что всё можно сделать, что нет никаких преград, всё нам по силам. Конечно, сразу возникла амбициозная цель — стать самым крутым издательством России. Разве можно ставить себе какие-то иные цели в начале пути?! Не всё, конечно, получилось гладко, но многое из того, к чему шли, сбылось.

– Самое главное для молодого издательства — наладить связь с читателями, понять, для какой именно аудитории делаются книги. Приходилось ли вводить дополнительные меры стимуляции читательского спроса, применялись ли маркетинговые исследования в этой области?

– Да, конечно, выявление потребностей у читательской аудитории — основополагающий процесс книгоиздания. Найти своего читателя — краеугольный камень успеха. Мы много работали в этом направлении, в начале даже, помню, стояли у выхода из метро, раздавали людям анкеты, в которых просили ответить на несколько вопросов, — и такое было (улыбается). Это дало свои результаты. Потом в некоторых магазинах мы делали читательские опросы. Когда ты понимаешь, для кого делаешь книги, это многое упрощает, определяет тематические направления, влияет на дизайн и оформление книг. С развитием соцсетей, конечно, стало проще, теперь у нас есть фокус-группы, мнением которых мы активно пользуемся. Внутри издательства у каждого редакторского направления — компьютерная литература, психология, педагогика, научпоп, ЗОЖ и другие — своя фокус-группа. Это необходимо, ведь мы делаем книги в очень разных образовательных областях. По этому вопросу нам помогает Habr, там мы постоянно делаем опросы. Наш аккаунт в Instagram «Питер. Детство» — важная площадка для общения с читателями, для установления двусторонней связи: там мы тоже проводим опросы, общаемся с читателями, просим выбрать обложки, подсказать новые темы для книг. Второй важный момент — стимуляция читательского спроса, в нашем случае это акции, скидки, интересные тематические подборки, конкурсы, розыгрыши книг.

– В течение 30 лет изменились PR-технологии, способствующие продвижению книг?

– О, поверьте, за этот долгий срок нами было перепробовано всё, что изобрели матерые PR-менеджеры и что применимо к книгоиздательской области. Но технологии меняются, потому что меняется психология читателей, их ментальные приоритеты, отношение к информации. Одно время было очень популярно дарить книжные подарки в соцсетях, но сейчас и это уже не работает. Вся суть в том, что тот информационный «солярис», в котором мы существуем, — это живой, чуткий к человеческим настроениям организм. PR-технологии прошлого века и даже начала нынешнего стремительно теряют силу. Нет, не потому, что книга устаревает, как думают некоторые, просто наше информационное поле перенасыщено. Если раньше за важной информацией мы шли в библиотеки, то теперь достаточно открыть компьютер. Глобальная сеть Интернет опережает и радио, и ТВ. А со временем персональные компьютеры ужались до размеров наших мобильных телефонов, стоит взять их в руки, как на большинство наших вопросов находится почти мгновенный ответ. Поэтому изменилось отношение к информации, а особенно к той, которую мы вкладываем в книгу. И, соответственно, эта информация должна быть иной качественно.

Наша задача — сделать каждую книгу уникальной, неповторимой. Донести до читателя, что она ему необходима, потому что рассказанное в ней сделано особым автором, сугубо его авторским способом, и за всей этой книгой стоит богатый жизненный, профессиональный опыт, как самого создателя, так и всех, кто над ней работал. Книга и по сей день остается уникальным произведением если не искусства (хотя в отдельных случаях она искусство), то хотя бы важного многофункционального процесса, суть которого — дать ценные знания.

Поэтому все эти PR-технологии напрямую связаны с читательской психологией, мы и сегодня стараемся экспериментировать, находить новые формы взаимодействия с читателями, пытаемся изобрести что-то новое. Просматриваем регулярно книжные рейтинги, анализируем, что происходит на книжном рынке, проводим обязательный мониторинг, маркетинговые исследования. Так как у нас в приоритете non-fiction, профессиональная образовательная литература, то у издательства есть научные рецензенты, которые помогают понять ценность того или иного текста, что тоже немаловажно.

– Вы почти не издаёте художественную литературу. Почему? На чём легче сделать имя сегодня — на non-fiction или на художественной литературе?

– Да, мы изначально существовали как издательство non-fiction, как-то вот само собой это решилось. Не знаю, что тогда, в начале, побудило нас такое решение принять, но мы изначально хотели делать именно книги для профессионалов, для профессионального роста. И это желание стало нашей производственной стратегией. Понятно, что за 30 лет случались «отходы от правил», мы иногда издавали художественную литературу, но это были уникальные ситуации, когда книга обладала своеобразием и возникало желание её издать. И всё равно, даже после «художественных искушений», мы вновь возвращались к основной направленности. Хотя сегодня, открою вам секрет, эти «вариации на тему» бередят нам умы, и мы некоторым образом стали задумываться на тему художественных книжных экзерсисов.

На чём легче сделать имя? Это вообще нелегко — делать имя. Думаю, и в «художке», и в non-fiction это одинаково сложный процесс. Целый пул обстоятельств влияет на рождение «звезды» — от талантливого текста и яркого дизайна до правильного продвижения, чутко пойманной актуальной темы, и даже знаменитое «так звёзды сошлись» тоже влияет. Но отталкиваться всё-таки надо от автора. Если он личность, знаток своей темы, обладает харизмой, может себя подать, тогда велика вероятность, что «звёздный» проект свершится. Повторюсь, мы сейчас, в год нашего 30-летнего юбилея, задумались о новом направлении — художественном. Но скажу сразу, отбор авторов для будущих книг будет очень избирательным. Рынок художественной литературы сродни бурлящему океану: нужно найти сугубо свою нишу в этом направлении, чтобы читатель шёл именно к нам за тем, чего нет у других.

– Одно время была популярна тема, что бумажная книга скоро станет архаизмом, и с развитием компьютерных технологий полностью уйдёт из обихода. Но время идёт, а магазины по-прежнему полны книг и тех, кто хочет их купить…

– На моей памяти каждые, как минимум, пять лет тема умирания бумажной книги активно муссируется, возникают разговоры вроде «ах, кому нужны эти бумажные книги, это прошлый век, их некуда ставить в малогабаритных квартирах, нужны книжные шкафы, нужно вытирать с них пыль, никому это не надо, есть электронные книги, аудиокниги, поэтому бумажные книги скоро умрут…» Я это слышала где-то году в 2000-м, потом в 2008-м, затем в 2012-м, в 2018-м… Как-то волнами это всё приходит, море волнуется, потом снова замирание, отлив. Одно время считалось, что с приходом ТВ умрут театры, но этого не произошло. Даже сегодня, в тяжёлую ковидную пору, театры живут, на спектаклях аншлаги, билеты стоят немереных денег, люди с удовольствием и душевным трепетом заполняют залы. Наверное, это о чём-то говорит. Я думаю, с книгой точно такая же история. Есть в ней нечто, какая-то магическая энергия, помогающая ей не умереть.

Бумажная книга — это не просто предмет, стоящий на полке. Какое-то время назад мне на глаза попались результаты исследования (проводилось оно и в США, и у нас), где говорилось, что информация с бумажного носителя усваивается на 30 % лучше, чем с электронного. Тому есть совершенно понятные научные объяснения. Первая бумажная книга «Алмазная Сутра» появилась в Китае 11 мая 868 года, с этого момента и началась история бумажных книг. А если вспомнить, что ещё в Древнем Египте информация записывалась на папирусах, а бухгалтерские книги царя Нефериркара Какаи Пятой Династии датируются приблизительно 2400 годом до н. э., то сами посудите, какой это древний процесс! Мировая цивилизация привыкла к целому набору цикличных действий, связанных с чтением, не зря же есть устойчивое выражение «культура чтения»: в момент листания страниц, вдыхания типографской краски в нашем мозгу происходят уникальные процессы, даже движение глаз по строчкам и страницам активирует важные участки мозга. На тему чтения написано огромное количество монографий, научных исследований, ценность бумажной книги неоспорима. И вот ещё что: очень многие люди во время чтения делают на полях заметки карандашом, я это знаю — сама такая. И никакие планшеты, никакие электронные устройства, в которых тоже можно выделить нужный фрагмент и отправить его в буфер, не расскажут о владельце книги так, как пометки на полях, сделанные его рукой. Есть в этом определенное таинство, связь эпох: только представьте, вы берёте с полки книгу в домашней библиотеке, открываете и вдруг видите пометки, сделанные вашими родителями, или бабушками и дедушками. И даже по их почерку, который тоже является свидетельством эпохи, многое понимаете о себе и своих предках. Это бесценно.

– Как вы думаете, что классическую литературу делает таковой? Почему по прошествии времени мы вновь и вновь возвращаемся к этим книгам?

– Классическая литература потому и классическая, что все проблемы, в ней описанные, общечеловеческие. Каким бы стремительным ни был наш прогресс, как новые технологии ни увлекали бы нас в будущее, но внутри, в душе мы остаёмся прежними. Наши переживания, любови и нелюбовь, ревность, долг и чувство, жизненный выбор, одиночество, дружба, прощение, стремление к чему-то доброму и светлому, к счастливой судьбе — всё это живет в нас. Мы состоим из всего этого. Меняются инструменты взаимодействия с миром, механизмы достижения целей, иногда ценностные приоритеты смещаются, но мечта о счастье остается прежней.

– Одна из доминирующих тем классической литературы, если не центральная, — взаимодействие полов, мужское и женское как проявление общемировой социальности…

– Да, за последние 100 лет роль женщины в обществе и её поведение очень сильно изменились. Кстати, по этой теме у нас в издательстве «Питер» выходит много книг, одна из самых свежих книга Татьяны Фрамузы «Владеть и управлять. Лёгкая женщина с шашкой в руке». По долгу службы я читаю многие наши книги и имею представление о том, как меняется искусство постижения человеческой души. Но, как мне кажется, несмотря на перестройку психологической общемировой системы, есть понятия вечные — как люди любили в Средневековье и во времена Золотого-Серебряного веков, так и сегодня они стремятся к любви. И определение любви по Эриху Фромму — как акта свободной воли — актуально для всех времён.

– Какова функция современной книги сегодня? В чём более всего нуждается нынешний читатель: в терапевтическом воздействии, получении знаний, эмоциональном развитии?

– Современная книга, на мой взгляд, всё-таки сильно пострадала от развития компьютерных технологий, в первую очередь интернета. Даже телевидению она не уступила позиции, но интернет и соцсети опасны для неё тем, что изменили методику информационного восприятия. Читатель книг подготовлен, он заточен на большие, структурированные тексты, у которых чёткая драматургия, сюжет, развитие, при чтении необходима серьёзная работа души, ума, памяти. А социальные сети — это, в большинстве своём, потребление одноразового контента, изложенного лаконичным языком. В результате родилось клиповое сознание, в основе которого — принцип «быстро и ярко». Его задача — зацепить «клиента», а не развить его. Поэтому до сих пор книга остаётся источником образования, источником получения важных эмоций.

Кроме этого, книга может стать частью досуга, не все же любят смотреть телевизор (улыбается). Что нужно современному читателю? Думаю, всё, вами перечисленное. Это как с классической литературой: деньги зарабатываются новыми способами, а любить всё равно хочется, и ничего нового в этой области на сегодняшний день не придумано. Наконец, что бы нам ни говорили всемогущие коучи Интернет-Вселенной, но за фундаментальными, подлинными знаниями мы идём к книге.

– Какая из недавно прочитанных книг произвела на вас впечатление?

– Не поверите, «Педагогическая поэма» Макаренко увлекла меня совершенно во время недавнего 10-часового перелёта. Я даже не заметила, как эти долгие часы пролетели, запоем читала. И это то самое удивительно качество литературы, что невозможно подменить никакими гаджетами. Благодаря моей работе знаю, что многое из не пройденного в школе и институте нами упущено, а зря. Мудрость прошлого потому и мудрость, что она имеет власть над нашим сознанием; в том, что нам кажется пережитком старых эпох, вдруг открывается такой освежающий источник, что диву даёшься. Из книг сегодняшнего дня зацепила по-хорошему книга Мириам Петросян «Дом, в котором…»

Рассказывать книги — дело неблагодарное, мои ощущения могут не совпасть с вашими, но душевные ДНК у большинства из нас похожи. Если говорить про книги нашего издательства, то, конечно, «Викинги» Клима Жукова. Никогда не увлекалась той эпохой, но эта книга перевернула мои представления, потрясла: язык, образы, описания, истории — всё впечатляет. Вообще мне думается, что издание книг — сам по себе процесс сложный, но он существует для того, чтобы книга для читателей была Праздником. Этого и желаю — вам, читателям и нашему издательству.


Беседовала Алиса Куликова — портал «Культура Петербурга», специалист по связям с общественностью и СМИ


Поделиться статьей:

Еще статьи: