Электронная летопись: к 100-летию Филармонии

17 Июнь 2021
Электронная летопись: к 100-летию Филармонии

Санкт-Петербургская академическая филармония имени Д. Д. Шостаковича — первая филармония в России. Она открылась 100 лет назад, 12 июня 1921 года концертом из произведений П. И. Чайковского. К вековому серьёзному юбилею сотрудники сделали невозможное — практически полностью воссоздали жизнь филармонии за все 100 лет!

Нам повезло взять интервью у автора и куратора digital-проекта «100 лет филармонии» Ирины Родионовой.


Ирина Яковлевна Родионова — кандидат искусствоведения. Окончила Ленинградскую консерваторию. В Санкт-Петербургской филармонии работала, с перерывами, с 1981 по 2013 год: 1981—1990 — режиссёр-постановщик Большого зала, 1999-2000 — художественный руководитель Малого зала, 2006—2013 — художественный руководитель Большого зала. Автор книги «Прямая речь. Санкт-Петербургская филармония. История в автографах» (СПб.: Лимбус Пресс, ООО «Издательство К. Тублина», 2013 — 312 с.) и статей, опубликованных в научных сборниках и периодической печати. Инициатор создания электронной летописи филармонии.


– Как пришла идея создать digital-проект «100 лет филармонии»?

– Когда в 2013 году, к юбилею Юрия Хатуевича Темирканова, я готовила к изданию книжку «Санкт-Петербургская филармония: история в автографах», я просмотрела наши архивы и поняла, что они не должны лежать мёртвым грузом. Очень хотелось их сохранить в цифре и сделать доступными для всех, кто дорожит петербургской культурой. Впереди был столетний юбилей Филармонии, показалось логичным к этой дате создать вековую электронную летопись. Работа длится уже шесть лет. Больше года я самостоятельно писала биографии музыкантов и артистов, выступавших в Филармонии. Потом ко мне присоединилась моя соавтор Ольга Радвилович. А замечательный коллектив филармонической библиотеки — Павел Дмитриев, Вера Назарова и Евгений Расшивалов — перевёл в текст, а затем оцифровал программы всех 100 концертных сезонов Большого зала и почти столько же Малого зала.

Все сезоны будут выложены сайте. Пока их 17. Но уже сейчас можно, кликнув на афишу, «посетить» любой концерт 1920-х и 1930-х годов. На сайте есть и биографии музыкантов, которые выступали в Филармонии в разные годы. Хотелось, чтобы имена всех артистов не пропали в недрах истории, а жили на электронных страницах нашего проекта. И нам практически это удалось, осталось около десяти не узнанных человек. А всего мы планируем опубликовать примерно 8000 биографий. Около 2000 уже в доступе.

– Какие источники были задействованы при подготовке проекта?

– В первую очередь это афиши и программки. Кроме того, в нашей библиотеке сохранилось много документов: уставные, а также творческие и финансовые отчёты. Кое-что в библиотеку приносили родственники. Например, Эмиль Купер — первый директор и главный дирижёр Петроградской государственной филармонии эмигрировал в 1924 году, а его родственники остались в Петрограде. Их семья сохранила очень много фотографий, которые Купер присылал из разных концов света. Также мы использовали архивы ЦГАЛИ и самой Филармонии, помогал отдел кадров, который ведёт свою картотеку, многое рассказали старейшие артисты оркестра.

Эмиль Купер
Фото: 100philharmonia.spb.ru

– Вы даже разыскивали родственников?

– Да, и хочется сказать большое спасибо социальным сетям, которые нам очень помогли. Мы находили родственников, которые живут сейчас по всему миру, но и там хранят семейные фото — свидетельства давней ленинградской жизни. Благодаря этой работе многие музыканты обрели полноценные имена, а не только инициалы — раньше в программках было принято указывать только инициалы. Мы же приняли решение отказаться от этой формы и писать имена полностью, ведь имя, отчество и фамилия — это уже мини-портрет артиста.

– Обнаружились ли за время подготовки проекта какие-то эксклюзивные, ранее неизвестные факты? Были ли исторические открытия?

– Не знаю, насколько эти открытия исторические, но открытий было немало. И частных, и общих. Одно из них касается Малого зала филармонии. Все знают, что он был открыт в 1949 году на Невском, 30 в бывшем Доме Энгельгардта, где в 1802 году начались первые публичные концерты имперской столицы. Но, оказывается, Малый зал был в филармонии с первых дней её существования, хотя местоположение его менялось. Почти 10 лет, до 1931 года, он располагался в нынешнем Бетховенском фойе Большого зала. Никто, кстати, никогда не мог объяснить, почему фойе называется Бетховенским, а теперь мы это знаем: имя Бетховена было присвоено Малому залу в 1927 году, когда проходили мемориальные торжества к 100-летию смерти великого немецкого композитора. Вскоре концерты там прекратились, а большое фойе так и осталось Бетховенским. Но первым Малым залом филармонии был зал Капеллы. Все её помещения, а также большой хор, детский хор мальчиков и образовательные классы «малолетних певчих» вошли в состав Филармонии в 1921 году, но вскоре были выведены из штата. Этот факт тоже как-то затерялся в истории. Забыто сегодня и то, что коллекция музыкальных инструментов, которая сейчас является частью «Музея музыки», располагалась до 1931 года в помещениях Филармонии, ведь собирателем этой коллекции был первый начальник Придворного оркестра барон Константин Штакельберг.

На историческом сайте подробно рассказана биография этого коллектива — первого симфонического оркестра России, созданного по Высочайшему Повелению Александра III в 1882 году. Спасение уникального оркестра, оказавшегося в период двух революций 1917 года на грани распада, и было главной задачей при учреждении Петроградской филармонии. В 1934-м оркестр получит звание Заслуженного коллектива РСФСР, а в 1953 в состав Филармонии войдёт Симфонический оркестр Радиокомитета. У него тоже своя непростая история, описанная в электронной летописи. Этот оркестр оказался единственным симфоническим коллективом, работавшим в блокадном Ленинграде, в его биографию вписана историческая блокадная премьера 7-й симфонии Шостаковича, сотни концертов в Большом зале филармонии. Когда вскоре после войны верховные власти решили стереть память о блокадном подвиге ленинградцев, оркестр Радиокомитета собирались расформировать. Спасали его главные композиторы эпохи — Шостакович, Хачатурян, Дунаевский, Кабалевский. Письма их в поддержку коллектива, хранящиеся в филармоническом архиве, частично опубликованы на сайте «100-летия». Их усилиями и стараниями Евгения Мравинского коллектив радио вошёл в штат Филармонии, и сегодня Академический симфонический оркестр — полноправный участник нашей концертной жизни.

Группа работников филармонии в годы блокады. В центре сидит артист оркестра ЗКР Арсений Петров, исполнитель на ударных инструментах
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Отдельное внимание на сайте уделено главным и вторым дирижёрам оркестров, их именами и делалась филармоническая история. Это Эмиль Купер, Николай Малько, Александр Гаук и Фриц Штидри, Евгений Мравинский, полвека стоявший во главе ЗКР, и Юрий Темирканов, который руководит оркестром более 30 лет. Это Курт Зандерлинг, Арвид Янсонс и Марис Янсонс, Карл Элиасберг и Николай Рабинович, Александр Дмитриев, Николай Алексеев и Владимир Альтшулер. Каждому из них посвящена отдельная обстоятельная статья.

100-летняя афиша филармонии поразительным образом отражает время. Казалось бы, о чём могут говорить имена музыкантов и композиторов — только о концертной программе. Но, на самом деле, из афиш первого десятилетия видно, как неохотно приметы старой жизни уходили из жизни новой: на программках Малого зала все ещё стоял «Санкт-Петербург» (1921 год!), в Большом зале проходили «бенефисы» артистов и даже балы, на которых кто только не гулял, вплоть до Петрогубмилиции… В 1930-е безденежье привело к тому, что большая часть программок не печаталась и следы их сохранились только благодаря машинописи и рукописным книгам. Ещё один факт: до войны к регалиям известного артиста обязательно добавлялось слово «орденоносец», после войны оно исчезло из афиш, ведь цена ордена стала другой, он ассоциировался теперь лишь с боевыми заслугами.

Таких сюжетов, отражающих историю страны, в летописи филармонии немало. Стоит её полистать и убедиться в этом. Уверена, что читателей, как и авторов летописи, поразит уже сам факт открытия Филармонии в голодном, растерянном Петрограде 1921 года, когда самым актуальным был вопрос простого человеческого выживания. Тем не менее, первая русская филармонии, взяв за образец традиции концертной жизни зала Дворянского собрания, а теперь Большого зала, начала работать. Первый век биографии Филармонии завершён.

Дирижёр Юрий Хатуевич Темирканов
Фото: icr.su


Беседовала Алиса Куликова — портал «Культура Петербурга», специалист по связям с общественностью и СМИ

 

 


Обложка: 30 августа 1921, концерт–митинг памяти М. С. Урицкого, Филармонический оркестр и хор Государственной Академической Капеллы. Дирижёр — Михаил Климов, 100philharmonia.spb.ru


Поделиться статьей:

Еще статьи: