Загружается...

Логотип Культура Петербурга

Ювелирные традиции Петербурга

31 января 2022
Ювелирные традиции Петербурга

31 января отмечается Международный день ювелира. Дата была выбрана не случайно: именно в январе ювелиры регистрируют свои клейма. В честь праздника рассказываем о том, как развивались ювелирные традиции Петербурга. 


Становление «петербургского стиля»

В Петербурге интерес к ювелирным изделиям начал активно развиваться во второй половине XVIII века. Новая столица Российской империи росла и ширилась, и придворные должны были соответствовать городу в своем блеске. В Петербург начали приглашать известных ювелиров из Франции и Швейцарии: Жан-Пьера Адора, Жереми Позье, Георга-Фридриха Экарта, Луи-Давида Дюваля и других. В итоге начал формироваться особый «петербургский стиль», в котором европейский подход сочетался с традициями русского искусства.

Жереми Позье, бриллиантовый букет, 1740-е годы. Хранится в Галерее драгоценностей Эрмитажа

 

Ювелирный дом Болин (1791—1917)

В XIX веке Петербург захватила индустриализация. Ювелирную промышленность, как и многие другие отрасли, ждал активный рост. В 1830-х в городе начали появляться независимые ювелирные производства. Одним из самых известных в Петербурге была семейная компания «Ян и Болин». Ее основали наследники саксонского мастера Кристофа-Андреаса Рёмплера, служившего придворным ювелиром в годы правления Павла I и Александра I. Вплоть до революции 1917 года ювелирный дом Болин был поставщиком Двора Его Императорского Величества. Среди уникальных драгоценностей его производства: диадема «Русская красавица», «Владимирская тиара» и Императорская венчальная корона 1884 года.

Карл Болин, диадема «Русская красавица», 1841 год. Утрачена в годы революции, ныне собственность правительства Филиппин

 

Дом Фаберже (1842 — наши дни)

История самого знаменитого ювелирного дома Российской империи началась в 1842 году, когда немецкий ювелир Густав Фаберже открыл свой первый фирменный магазин на Большой Морской улице. Четыре года спустя у него родился сын Карл, которому было суждено прославить ювелирный дом отца на весь мир. В годы учебы Карл набирался знаний в Европе: учился мастерству в крупнейших музеях и у известных ювелиров. В 36 лет он уже унаследовал фирму отца и занимался реставрацией эрмитажных экспонатов. Очень скоро его талант заметил император Александр III, и в 1885 году фирма стала официальным поставщиком драгоценностей для Дома Романовых. Первое из знаменитых яиц Фаберже создал по заказу императора для Марии Федоровны. Яйцо в белой эмали с золотой курочкой внутри стало сюрпризом для императрицы на Пасху. Впоследствии такие подарки стали царской традицией, и каждый год Дом Фаберже готовил новые шедевры для августейшей семьи.

Яйца из коллекции Музея Фаберже

 

Ювелирный дом братьев Грачевых (1866—1918)

Долгое время тон в столице задавали иностранные мастера, и петербургская ювелирная школа тяготела к европейской традиции. Во второй половине XVIII века ситуация стала меняться, и столичные ювелиры, вслед за московскими, взялись развивать исконно-русское направление. Отдельно стоит упомянуть фирму братьев Грачевых. Первый магазин под этой фамилией открыл в 1867 году мастер серебряного дела Гавриил Грачев, а его сыновья продолжили дело. Ювелирный дом прославили изделия в русском стиле и стиле модерн, выполненные в технике эмали. За тридцать лет фирма Грачевых прошла путь от небольшой мастерской до Торгового дома с собственным магазином на Невском проспекте и стала официальным поставщиком Высочайшего двора. После революции производство закрылось.

Чаша фирмы Гавриила Грачева из коллекции эмалей Музея Фаберже, 1880-е

 

«Русские самоцветы» (1912 — наши дни)

К началу XX века ювелирная промышленность Петербурга вошла в период своего расцвета, и ее главной опорой стали воспитанники Училища барона Штиглица. В 1912 году преподаватели и выпускники училища основали общество «Русские самоцветы». После революции ювелирное искусство еще долго считалось пережитком буржуазного общества, и все-таки производству удалось продолжить работу в новых реалиях и даже сохранить название. Среди крупных работ для советского правительства — пятиконечные звезды с инкрустацией для башен московского Кремля (1935) и мозаичная карта СССР из драгоценных камней для участия во Всемирной выставке в Париже (1937). На время Великой Отечественной войны «Русские самоцветы» эвакуировали в Свердловск, а оставшиеся в Ленинграде работники обеспечивали нужды фронта. В послевоенные годы интерес к ювелирному искусству окончательно угас, и возродить его удалось лишь к 1950-60-м, когда страна переживала переломный этап в развитии искусства в целом. 

Юта Паас-Александрова. Брошь из гарнитура «Морские находки», 1972 г.

Важную роль в возрождении дореволюционных традиций сыграли мастера Ленинградской школы. Одновременно с этим они вели борьбу за обновление подходов к ювелирному делу и стремились доказать, что украшения достойны считаться произведениями искусства. Прежде всего, это ленинградские мастера Вера Поволоцкая, Ремир Харитонов и Юта Паас-Александрова, которой удалось стать первым ювелиром, принятым в Ленинградский Союз Художников. 

Первый официальный магазин петербургского завода открылся в 1969 на улице Бродского (ныне Михайловская), а сегодня его традиции продолжает ювелирный центр «Фаберже, 8» — самая крупная из российских торговых площадок в этой отрасли.

Серьги «Рассвет на Балтике» из  совместной коллекции «Русских самоцветов» и Диего Перкосси Папи, 2001 г.


Материал подготовлен редакцией портала «Культура Петербурга»


Поделиться статьей:
Материал подготовлен редакцией портала «Культура Петербурга». Цитирование или копирование возможно только со ссылкой на первоисточник: spbcult.ru