Загружается...

Логотип Культура Петербурга

Стихи о Петербурге: знаменитые и неизвестные

26 мая 2021
Стихи о Петербурге: знаменитые и неизвестные

Вот я вновь посетил
эту местность любви, полуостров заводов,
парадиз мастерских и аркадию фабрик,
рай речных пароходов,
я опять прошептал:
вот я снова в младенческих ларах.
Вот я вновь пробежал Малой Охтой сквозь тысячу арок. Предо мною река
распласталась под каменно-угольным дымом,
за спиною трамвай
прогремел на мосту невредимом,
и кирпичных оград
просветлела внезапно угрюмость.

Иосиф Бродский

Что же ты видел, Петербург?

Город со столь богатой и драматичной историей воспевали Пушкин, Державин, Лермонтов, Григорьев, Бунин, Некрасов, Цветаева, Блок, Есенин, Маяковский, Ахматова, Берггольц, Окуджава... А сколько неизвестных читателю поэтов отразили в своём творчестве весь драматизм истории жизни Петербурга? Северную войну, Отечественную войну 1812 года, наводнения, пожары, восстание декабристов на Сенатской площади, отмену крепостного права, убийство императора Александра II, Первую мировую войну, русско-японскую войну, Кровавое воскресенье, расстрел царской семьи, Блокаду, перестройку...

Петербург сопоставлялся с Москвой и Россией в целом, проживал бытовую и художественную жизнь, поэзия полна контрастов между богатым и праздным Петербургом, трагедиями жизни «маленького человека».

Аполлон Григорьев

Аполлон Григорьев написал несколько стихов о Петербурге. В них одновременно чувствуется любовь и ненависть к городу, а также остро отражены социальные и духовные мотивы.

Прощай, холодный и бесстрастный,
Великолепный град рабов,
Казарм, борделей и дворцов,
С твоею ночью гнойно-ясной,
С твоей холодностью ужасной
К ударам палок и кнутов,
С твоею подлой царской службой,
С твоим тщеславьем мелочным,
С твоей чиновнической ... ,
Которой славны, например,
И Калайдович, и Лакьер,
С твоей претензией — с Европой
Идти и в уровень стоять...
Будь проклят ты, ... !

А. Григорьев «Прощанье с Петербургом», 1846 г.


Александр Пушкин

Наиболее известное широкой публике произведение о Санкт-Петербурге было написано Александром Пушкиным в 1833 году. Поэма «Медный всадник» была отчасти новаторским, фантастическим произведением, где неразрывно переплетены и взаимосвязаны судьбы Медного всадника и Евгения, на фоне динамики и трагизма жизни города. Поэма содержит в себе одновременно и признание в любви городу, и обратную сторону «парадной» жизни Петербурга.

Люблю тебя, Петра творенье,
Люблю твой строгий, стройный вид,
Невы державное теченье,
Береговой её гранит,
Твоих оград узор чугунный,
Твоих задумчивых ночей
Прозрачный сумрак, блеск безлунный,
Когда я в комнате моей
Пишу, читаю без лампады,
И ясны спящие громады
Пустынных улиц, и светла
Адмиралтейская игла,
И, не пуская тьму ночную
На золотые небеса,
Одна заря сменить другую
Спешит, дав ночи полчаса.
Люблю зимы твоей жестокой
Недвижный воздух и мороз,
Бег санок вдоль Невы широкой,
Девичьи лица ярче роз,
И блеск, и шум, и говор балов,
А в час пирушки холостой
Шипенье пенистых бокалов
И пунша пламень голубой.

А. Пушкин «Медный всадник», 1833 г.

В поэзии Пушкина образ Петербурга имеет явные противоречия между яркой столичной жизнью и вызываемыми чувствами.

Город пышный, город бедный,
Дух неволи, стройный вид,
Свод небес зелёно-бледный,
Скука, холод и гранит —
Всё же мне вас жаль немножко,
Потому что здесь порой
Ходит маленькая ножка,
Вьётся локон золотой.

А. Пушкин, 1828 г.


Николай Некрасов

Петербург Некрасова предстаёт как отдельный социальный организм, где на фоне роскоши параллельно живут бедность и нищета.

Столица наша чудная
Богата через край,
Житьё в ней нищим трудное,
Миллионерам — рай.
Здесь всюду наслаждения
Для сердца и очей.
Здесь всё без исключения
Возможно для людей:
При деньгах вдвое вырасти,
Чертовски разжиреть,
От голода и сырости
Без денег умереть.

Н. Некрасов, 1843—1845 гг.

Но Петербург Некрасова — это не только окраина, но также город дворцов и воинской славы:

О город, город роковой!
С певцом твоих громад красивых,
Твоей ограды вековой,
Твоих солдат, коней ретивых
И всей потехи боевой,
Пленённый лирой сладкострунной,
Не спорю я: прекрасен ты
В безмолвье полночи безлунной,
В движенье гордой суеты!

Н. Некрасов, 1856 г.


Яков Полонский

В стихах Якова Полонского Петербург тоже предстаёт городом контрастов и страстей.

Ты не спишь, блестящая столица, —
Как сквозь сон я слышу за стеной
Звяканье подков и экипажей
Грохот по неровной мостовой…

Как больной, я раскрываю очи:
Ночь, как море тёмное, кругом…
И один, на дне осенней ночи,
Я лежу, как червь на дне морском.

Где-нибудь, быть может, в эту полночь
Праздничные звуки льются с хор, —
Слезы льются, — сладострастье стонет, —
Крадется с ножом голодный вор…

Но для тех, кто пляшет или плачет,
И для тех, кто крадётся с ножом,
В эту ночь, неслышный и незримый,
Разве я не червь на дне морском?!

Я. Полонский, 1874 г.


Анна Ахматова

Другой Петербург предстаёт в поэзии Ахматовой, где город становится скорее фоном или свидетелем любовной лирики.

Сердце бьётся ровно, мерно.
Что мне долгие года!
Ведь под аркой на Галерной
Наши тени навсегда.

Сквозь опущенные веки
Вижу, вижу, ты со мной,
И в руке твоей навеки
Нераскрытый веер мой.

Оттого, что стали рядом
Мы в блаженный миг чудес,
В миг, когда над Летним садом
Месяц розовый воскрес, —

Мне не надо ожиданий
У постылого окна
И томительных свиданий.
Вся любовь утолена.

Ты свободен, я свободна,
Завтра лучше, чем вчера, —
Над Невою темноводной,
Под улыбкою холодной
Императора Петра.

А. Ахматова, 1913 г.

Совсем иной — блокадный Ленинград Ахматовой. Он больше не лирический участник, а не сломленный город, которому искренне сопереживает автор, как отдельному герою:

Cardan solaire* на Меньшиковом доме.
Подняв волну, проходит пароход.
О, есть ли что на свете мне знакомей,
Чем шпилей блеск и отблеск этих вод!
Как щёлочка, чернеет переулок.
Садятся воробьи на провода.
У наизусть затверженных прогулок
Соленый привкус — тоже не беда.

А. Ахматова, 1941 г.

Птицы смерти в зените стоят.
Кто идёт выручать Ленинград?
Не шумите вокруг — он дышит,
Он живой ещё, он всё слышит:
Как на влажном балтийском дне
Сыновья его стонут во сне,
Как из недр его вопли: «Хлеба!»
До седьмого доходят неба…
Но безжалостна эта твердь.
И глядит из всех окон — смерть.
И стоит везде на часах
И уйти не пускает страх.

А. Ахматова, 1941 г.


Осип Мандельштам

Петербургская поэзия Мандельштама наполнена нежными чувствами автора к городу. В ней можно проследить историческую линию и обеспокоенность поэта дальнейшей судьбой на фоне изменившейся политической обстановки.

В стихотворении «Ленинград», написанном Мандельштамом после возвращения с Кавказа, слышна тревога за будущее.

Я вернулся в мой город, знакомый до слёз,
До прожилок, до детских припухлых желёз.
Ты вернулся сюда, — так глотай же скорей
Рыбий жир ленинградских речных фонарей.

Узнавай же скорее декабрьский денёк,
Где к зловещему дёгтю подмешан желток.
Петербург, я ещё не хочу умирать:
У тебя телефонов моих номера.

Петербург, у меня ещё есть адреса,
По которым найду мертвецов голоса.
Я на лестнице чёрной живу, и в висок
Ударяет мне вырванный с мясом звонок.
И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных.

О. Мандельштам, 1930 г.


Римма Казакова

Очень лиричен и прекрасен Петербург в стихах поэтессы Риммы Казаковой. Здесь прошла её юность.

Подарите мне Питер —
Он ждёт, он готов.
На Литейном купите
самых первых цветов.
Подарите Фонтанку
или, может, коня...
Россиянку, фантастку, —
вы поймите меня!
Сырость ночи недужной,
первой травки парчу...
Всё, что в общем не нужно,
подарите, прошу!
Чахлый мартовский вечер,
чад угасших свечей...
Всё, что вечность, не вещи —
не дарите вещей...
Возле Летнего сада,
где воздух, как мед,
Так прекрасно и сладко
что-то сердце сожмёт.
Я немного упряма,
чтоб меня вам пронять,
Подарите мне право
ваш подарок принять.

Р. Казакова, 1970 г.


Стихи о Петербурге — это часть живой, поэтической истории города от рождения и до настоящих времён. Антологии о Петербурге содержат сотни стихов, которые, к сожалению, не уместить в одной статье. В них Петербург — яркий, многогранный, живой, многоликий. Здесь всё творило историю: парки, дворцы, каналы, скверы, люди...

Булат Окуджава

Плывут дома, как корабли, из дальних стран,
под паруса всех созывая...
Ночь белая, сегодня я твой капитан,
твой рулевой, твоя душа живая.

Бело вокруг — белы дома, бела река,
всё — от Фонтанки до предместий...
Ночь белая, ты отложи дела пока,
давай пойдём побродим вместе.

Ни огонька, спят фонари — к чему они?
Зачем их слабый свет дорогам?
Ночь белая, остановись, повремени...
Мне хорошо с тобой молчать о многом.

Как корабли, плывут они из дальних стран,
спокойных дум не нарушая...
Ночь белая, сегодня ты — мой океан...
Мне по душе твоя душа большая.

Б. Окуджава, 1969 г.


Дарья Бутина, портал «Культура Петербурга»


Поделиться статьей:
Материал подготовлен редакцией портала «Культура Петербурга». Цитирование или копирование возможно только со ссылкой на первоисточник: spbcult.ru

Еще статьи: