Репинские «Пенаты»: прогулка с хранителями

03 августа 2021
Репинские «Пенаты»: прогулка с хранителями

5 августа (24 июля по старому стилю) 1844 года родился Илья Ефимович Репин. В преддверии праздничной даты мы отправились в его «Пенаты», чтобы познакомиться с дачным бытом начала XX века, вспомнить добрую традицию «репинских сред» и увидеть мастерскую прославленного художника. 

Знакомство с «Пенатами»

На границе своих владений гостей встречает сам Илья Ефимович Репин — в скульптурном обличье. Памятник работы Александра Бурганова появился неподалеку от входа в музей-усадьбу в 2014 году, в честь 170-летия художника. Скульптор изобразил Репина за работой над его знаменитой картиной «Запорожцы пишут письмо турецкому султану».

Сейчас эти территории относятся к Курортному району Санкт-Петербурга и в память о художнике носят название «Репино», а при жизни Ильи Ефимовича поселок назывался Куоккала и входил в состав Финляндии. В конце XIX века эти места пользовались такой же популярностью, как и сегодня — петербуржцев привлекали Финский залив и природа Карельского перешейка. К тому же, до Куоккалы было легко добраться — даже сто лет назад до поселка ходил полуторачасовой поезд от Финляндского вокзала. Сюда часто приезжал И. И. Шишкин, Максим Горький снимал здесь дачу, а К. И. Чуковский с семьей прожил в Куоккале около 10 лет — в добром соседстве с И. Е. Репиным.

Репину также полюбились эти места, и в 1899 году он приобрел здесь участок. К тому времени Илья Ефимович уже был прославленным художником, преподавал в Академии художеств и имел достаточно средств, чтобы начать строительство собственной усадьбы. Вскоре на месте бревенчатой финской избушки начали строить дом по проекту самого Репина и приступили к масштабным ландшафтным работам на заболоченном и заросшем лесом участке. С 1900 года И. Е. Репин и его спутница Н. Б. Нордман проводили в Куоккале каждое лето, а через три года поселились здесь окончательно.

С 1903 года на воротах усадьбы гостей встречала табличка с надписью «Пенаты» — так в Древнем Риме называли богов-покровителей домашнего очага и семейного благополучия. Резные элементы и раскраска ворот также выполнены по эскизам Репина. В 1922 году художник немного изменил внешний вид ворот, сохранив стилизацию под узоры народной вышивки. Подобные ворота украшают вход на территорию и сегодня. Они были восстановлены вместе с остальными постройками в процессе создания мемориального музея.

Резные ворота на входе в усадьбу Пенаты, 1904 г.

Что касается музея, то его создание было предрешено еще при жизни Репина. Купив землю в Куоккале, Илья Ефимович оформил собственность на свою возлюбленную Н. Б. Нордман. Несмотря на то, что Наталья Борисовна была моложе Репина на 19 лет, смерть настигла ее раньше — в 1914 году она скончалась в Швейцарии от туберкулеза. За четыре года до этого Нордман составила завещание, согласно которому в случае ее смерти дом переходит к Илье Ефимовичу, а затем становится собственностью Академии художеств, но при одном условии — здесь должен быть организован музей Репина.  

Но вернемся обратно, в начало XX века, чтобы проследить за становлением репинских «Пенат». Илья Ефимович был настоящим тружеником, и параллельно с занятиями живописью принимал активное участие в строительстве. Дом постепенно обрастал все новыми и новыми пристройками — причудливыми верандами, террасами и балконами. У Репина не было окончательного проекта усадьбы, новые помещения появлялись по мере необходимости, а все конструкции художник придумывал по ходу строительства. В результате дом стал напоминать сказочный терем.

Создание Мемориального музея

Усадьба Репина сегодня — это плод кропотливой работы историков и реставраторов. Мемориальный музей в доме Репина впервые открылся в 1940 году, но во время Великой Отечественной войны основное здание и все приусадебные постройки сгорели дотла. Это случилось в год столетия со дня рождения И. Е. Репина. Усадьбу решили восстановить, но исторических свидетельств было недостаточно. В этом деле очень помогли снимки из архива И. Е. Репина и Н.Б. Нордман, которая освоила фотографию на курсах при Русском техническом обществе. На них можно увидеть самих обитателей «Пенатов», а также их гостей, друзей и родных, разглядеть интерьеры и убранство комнат, пейзажи с видом на дом и парк. Специалисты также использовали опись сохранившихся вещей 1939 года, которую по поручению Академии художеств составили искусствовед И. А. Бродский (племянник И. И. Бродского) и художник Ш. Н. Меламуд. Благодаря этим документам реставраторы смогли подобрать аналогичную мебель взамен утраченной. 

Усадьбу воссоздали такой, какой она была в 1905–1912 годах, в наиболее значимый период жизни Репина. Она вновь открылась для посетителей 24 июля 1962 года. Реставраторы восстановили десять комнат, включая зимнюю веранду. По завещанию Н. Б. Нордман перед посетителями музея должны были предстать только те помещения, которые относятся к публичной стороне жизни И. Е. Репина. К тому же, исторических свидетельств о том, как выглядели хозяйственные помещения, не сохранилось. Поэтому кухня, ванная и другие бытовые пристройки сегодня используются для хозяйственных нужд музея — здесь располагается гардероб и кабинеты сотрудников. В угловой комнате, которая была спальней Натальи Борисовны, в малой столовой и комнате для прислуги сегодня экспонируются репродукции наиболее значительных произведений И. Е. Репина, а также архивные документы, биографические материалы и исторические фотографии.

Прихожая

Вход в музей расположен в фасадной части дома. Сегодня посетители сначала попадают в гардероб, затем в малую столовую, и только потом в бывшую прихожую, а сто лет назад сюда можно было зайти прямо с крыльца. У входной двери гостей встречает старый флаг «Пенатов» — по средам его поднимали над домом. Рядом висит репинская крылатка.

Пожалуй, самый любопытный экспонат в прихожей — медный гонг на бамбуковом постаменте, выписанный Н. Б. Нордман из Парижа. Над ним прикреплена табличка с лозунгом «Самопомощь... Сами снимайте пальто, калоши... Бейте весело, крепче в Там-Там... Открывайте дверь в столовую сами...». Самопомощь — девиз репинского дома. Здесь старались обходиться без швейцара, с прислугой хозяева общались на равных и призывали к этому гостей. Такой демократичный подход — заслуга Натальи Борисовны, которая даже по современным могла бы считаться женщиной передовых взглядов.

Кабинет

Миновав выставочные залы, мы попадаем в кабинет И. Е. Репина. Светлая комната с окнами в сад появилась в доме в 1911 году — это самая поздняя из пристроек. Репин нередко использовал удачное освещение кабинета и работал здесь вместо мастерской. Здесь же он писал свои воспоминания «Далекое близкое». В кабинете можно увидеть подлинные предметы из петербургской квартиры Репина, в том числе столик в восточном стиле с инкрустацией, изображенный на картине «Негритянка». В центре комнаты стоит большой письменный стол, на нем — страницы записей Репина, фотографии близких и памятные вещи. Рядом находится гипсовая копия эрмитажной скульптуры «Скорчившийся мальчик» Микеланджело.

Отдельного внимания заслуживает резной ларец, в котором Репину преподнесли 436 сочувственных писем.

 Рассказывает сотрудник музея Юрий Дмитриевич Балаценко:

«Когда была испорчена картина «Иван Грозный», со всей страны стали Репину стали поступать телеграммы с выражением сочувствия. Почтовики также решили выразить свое участие. Они заказали в мастерских резной ларец, сложили туда всю корреспонденцию и преподнесли Илье Ефимовичу.»

Гостиная

Гостиная, которая также служила кабинетом Н. Б. Нордман, отличалась простым интерьером. Здесь по традиции проходили знаменитые «Репинские среды» — раз в неделю в усадьбу мог приехать любой желающий, чтобы посмотреть, как живет и творит знаменитый художник. Илья Ефимович много работал в мастерской, и такой «присутственный день» был для него компромиссом — все остальное время его никто не должен был отрывать от творчества.

У входа стояла копия статуи Венеры Милосской, из-за чего гостиную иногда называли «Комната Венеры». Главным украшением гостиной служили картины, которые хозяева часто меняли местами. В основном это работы друзей и учеников Репина. Над дверью в кабинет сейчас висит портрет сына художника, Юрия, работы В. С. Сварога, Слева от рабочего стола Н. Б. Нордман — ее карандашный портрет, выполненный Репиным, над роялем — пейзаж И. И. Бродского. Сам рояль — уникальная находка реставраторов. Известно, что инструмент для Репина выбирал лично композитор А. К. Глазунов, это был рояль фирмы Беккер № 34132. Специалистам удалось найти близкий по номеру рояль ученицы Глазунова, на котором композитору даже доводилось играть.

У лестницы, которая ведет в мастерскую, висит портрет К. И. Чуковского, выполненный И. И. Бродским. Корней Иванович нередко позировал и самому Репину — они познакомились осенью 1907 и очень сблизились, несмотря на большую разницу в возрасте (целых 38 лет). Чуковский с семьей снимал жилье поблизости и был частым гостем «Пенатов». Позже Репин даже помог Чуковскому приобрести дом по соседству и искренне удивлялся попыткам литератора вернуть этот долг. 

Чуковский часто наблюдал, как Репин работал над картинами, сопровождал его в поездках, а также был редактором воспоминаний художника, собранных в книге «Далекое близкое». Им обоим была свойственна чрезвычайная живость ума и любовь к творчеству во всех его проявлениях. 

К. И. Чуковский вспоминал: 

«...Не раз возле чайного стола затевались бурные, молодые — часто наивные — споры: о Пушкине, о Достоевском, о журнальных новинках; а также о волновавших нас знаменитых писателях той довоенной эпохи — Куприне, Леониде Андрееве, Валерии Брюсове, Блоке. Часто читались стихи или отрывки из только что вышедших книг.

Репин любил эту атмосферу идейных интересов и волнений, она была с юности привычна ему».

Зимняя веранда

Застекленная веранда с окнами в парк — самая ранняя пристройка к дому. Она появилась в 1904 году и первое время служила Репину мастерской. Несмотря на то, что веранда расположена в северной части дома, это самое светлое помещение в нем. Комната на две трети состоит из стекла, так что свет отсюда проникал и в гостиную.

Почетное место на веранде занимает бархатное кресло на высоком постаменте. В разные годы в нем позировали Н. Б. Нордман, Л. Н. Андреев, В. М. Бехтерев, В. Г. Короленко, П. В. Самойлов и другие. В 1905 году в этих стенах Репин писал портрет возлюбленной Максима Горького М. Ф. Андреевой. На фотографии тех лет видно, что Мария Федоровна устроилась в высоком кресле, а Горький — у ее ног.

Вот как работу над этим портретом вспоминал А. И. Куприн

«Палитра у Вас лежала на полу (это было в стеклянном павильоне); Вы придерживали ее ногой, когда нагибались, чтобы взять кистью краску; отходили, всматривались, приближались, склоняли голову и слегка туловище, с кистью то поднятой вверх, то устремленной вперед, писали и быстро поворачивались, и все это было так естественно, невольно, само собой, что я видел, что до нас, посторонних зрителей Вашего дела, Вам никакого интереса не было: мы не существовали. Тогда-то, помню, я подумал: «А ведь как красивы все бессознательные движения человека, который, совершенно забыв о производимом впечатлении, занят весь своей творческой работой или свободной игрой...»

По периметру комнаты стояли скульптурные работы Репина, поэтому ее еще называли «Верандой бюстов». Сейчас здесь представлен бюст Л. Н. Толстого, выполненный в Ясной Поляне в 1891 году, а также бюст самого Репина работы Н. А. Андреева.

Когда в доме появился второй этаж, мастерскую перенесли наверх, а на веранде принимали гостей, устраивали чаепития и домашние концерты — раскрыв двери в гостиную и выдвинув рояль. Здесь же в 1930 году стоял гроб с телом Репина, и именно отсюда художник отправился в свой последний путь.

Большая столовая

На стенах столовой, неизменно, картины — портрет Нордман, написанный Репиным в Италии в 1905 году, пастельный этюд его дочерей — Веры и Нади, портрет актера Александринского театра Г. Г. Ге, эскиз к историческому полотну «Клич Минина нижегородцам» и другие произведения. Изразцовая печь в гостиной была восстановлена по обломкам кафеля, найденным здесь после пожара в 1944 году. 

Именно здесь проходили знаменитые обеды по средам. В центре столовой — круглый стол на 20 персон. Он был выполнен на заказ финским столяром Пекко Ханекайненом в 1909 году. Особая конструкция стола позволяла многочисленным гостям обходиться без помощи прислуги. Блюда стояли в центральной части стола, которая вращалась с помощью специальной ручки. Чистая посуда стояла тут же, а грязную гости складывали в специальные выдвижные ящики. Реставраторам удалось восстановить эту уникальную конструкцию по чертежам из архива Русского музея.

С обедом в семье Репина было связано множество забавных ритуалов. Сигналом идти к столу были удары гонга и звуки органчика. Места распределялись с помощью жребия, а гостя, который вытянул первый номер, назначали председателем — ему предстояло снимать крышки с кастрюль. Тех, кто нарушил правила самопомощи, отправляли на специальную трибуну — оттуда полагалось произнести идейную речь. С каждым новым нарушением обед становился только веселее. Особенно гости любили слушать экспромты К. И. Чуковского.

Отдельного внимания заслуживает меню репинских обедов. Репин и Нордман были вегетарианцами,и для гостей исключений не делали — все блюда готовили из растительных продуктов. Сохранились карточки с меню таких обедов, одна из которых и сейчас стоит на столе. Обычно это были овощи, фрукты, супы и котлеты из различных трав. 

В газетах начала века можно найти ироничные описания обедов в «Пенатах», после которых оголодавшие гости запасались едой в станционном буфете. На самом деле, в те годы вегетарианство не было такой уж редкостью. Помимо убеждений Н. Б. Нордман на Репина сильно повлияла моральная проповедь Л. Н. Толстого о пользе безубойного питания. Тем не менее, после смерти Натальи Борисовны, в меню появились некоторые послабления. Однако, по словам Чуковского, любимым блюдом Репина оставался простой картофель с подсолнечным маслом.

В конце жизни Илья Ефимович больше не мог подниматься на второй этаж и большую часть времени проводил в столовой — она служила ему и мастерской. Спал он за ширмой, на диванчике между трибуной и печью. В столовой Репин встретил свое 86-летие и в последний раз принимал гостей, здесь же он ушел из жизни 29 сентября 1930 года.

Мастерская

Главная комната в доме Репина занимает почти весь второй этаж. Она была построена в 1906 году по проекту самого художника. Как и весь дом, мастерская своим убранством напоминает русский терем — бревенчатые стены, узорные наличники, необработанные материалы. Здесь Репин создал идеальные условия для работы: через большие окна и стеклянный потолок в помещение попадало много света, которым можно было управлять с помощью специальных портьер.

В мастерской, 1910 год. И. Е. Репин читает сообщение о смерти Л.Н. Толстого. Присутствуют К. И. Чуковский, Н. Б. Нордман

Сам Репин утверждал, что время, проведенное в мастерской, — это лучшие часы его жизни. Здесь он одновременно работал над несколькими картинами, и все стены были завешаны этюдами и эскизами. Некоторые работы Репин показывал гостям, но над самыми значительными полотнами работал в одиночестве, не позволяя себе отвлекаться.

К. И. Чуковский вспоминал о нем:

«...утром, едва проснувшись, бежал в мастерскую и там истязал себя творчеством, потому что тружеником он был беспримерным и даже немного стыдился той страсти к работе, которая заставляла его от рассвета до сумерек, не бросая кистей, отдавать все силы огромным полотнам, обступившим его в мастерской».

На мольберте перед выходом на балкон — эскиз самого большого полотна Репина «Торжественное заседание Государственного Совета». В работе над ним Репину помогали его ученики — Борис Кустодиев и Иван Куликов, а также новый фотоаппарат «Кодак». Художник усаживал своих многочисленных моделей, делал снимки, затем отдавал их Н. Б. Нордман на печать. Благодаря этим фотографиям Репин мог внимательно изучить характеры своих моделей, значительно сократив время позирования.

Балкон появился на втором этаже после строительства мастерской. Попасть в него можно было также из кабинета на первом этаже, поднявшись по лесенке. Отсюда открывался отличный вид на парк и побережье залива, поэтому веранду иногда называли аэропланом. Репин славился крепкой закалкой, и часто спал здесь летом и даже зимой. Специальный спальный мешок позволял ему переносить ночи температурой до —20 градусов.

Важное место в экспозиции мастерской занимает угол, посвященный казакам. Здесь собраны вещи из коллекции ученого Д. И. Яворницкого, которые Репин использовал в работе над «запорожской серией».
 
Рассказывает сотрудник музея Юрий Дмитриевич Балаценко:
 
«Запорожцам Репин отдал 60 лет своей жизни. Для того, чтобы картины были с исторической точки зрения верные, он собирал вещи, относящиеся к Запорожью. Было написано 3 больших полотна. Первое все знают — „Запорожцы пишут письмо турецкому султану“. Второе полотно — „Черноморская вольница“ — менее известно. И третье — оно только сейчас появилось — „Гопак“. Это последняя картина, которую создал Репин, и если верить очевидцам, то еще за несколько недель до смерти он подходил к ней и что-то дописывал.»
 

У дальней стены в глубине мастерской стоит незаконченная картина «Пушкин на набережной Невы», над которой Репин работал более 30 лет. Это полотно он несколько раз переписывал, постоянно меняя композицию. Картина так и не была завершена, но под статуей льва можно разглядеть обращение к пушкинистам «Посвящается Александру Александровичу, Софии Александровне, Михаилу Александровичу Стаховичам».
 
В самом центре мастерской стоит большой диван, известный тем, что на нем Репину позировал Федор Шаляпин.

И. Е. Репин и Ф. И. Шаляпин. 1914 год

Рассказывает Юрий Дмитриевич Балаценко:

«Этот диван называется „Шаляпинский“. Во всех изданиях, которые касаются Репина, есть фотография — Шаляпин сидит на диване вместе со своим французским бульдогом Булькой, а рядом Репин — пишет его портрет. Но портрет не удался, и Репин в конце концов его записал. Остался один пес Булька, а вместо Шаляпина появилась обнаженная натурщица.»

Вместо неудавшегося портрета в мастерской можно увидеть бюст Шаляпина работы П. П. Трубецкого, который в 1906 году был подарен Репину.

В апреле 1918 года внезапно закрылась граница с Финляндией, и Репин оказался отрезан от России. Почти никто из его близких друзей приезжать уже не мог, но были гости с Запада. Большевики были озабочены тем фактом, что художник с таким наследием живет за границей, и неоднократно пытались вернуть его на родину. Работы Репина, выполненные в реалистический период, во многом вписывались в новую государственную идеологию. Он был для советского правительства знаковой фигурой, которую можно использовать в целях пропаганды. В Куоккалу отправляли целые делегации, чтобы уговорить художника вернуться в Петербург. Репин не давал явного отказа, но в личной переписке отзывался о советской власти крайне негативно. Жизнь продолжалась — в Финляндии его поддерживали, устраивали выставки, поэтому переезжать Илья Ефимович не собирался. В финском музее Атениум и сегодня хранится коллекция работ, переданных самим Репиным.

Один из главных экспонатов в мастерской — последний автопортрет Репина, который он написал в 1920 году в возрасте 76 лет. Рядом с мольбертом лежит та самая шапка, в которой художник себя изобразил, и его подвесная палитра. С каждым годом Репину было все труднее работать — у него отказывала рука, и приходилось писать попеременно то левой, то правой. В китайской вазе на полу — длинные кисти. В конце жизни у художника начались проблемы со зрением, а длинные кисти позволяли писать на расстоянии от полотна. 
За несколько лет до смерти Репина в Пенатах собрались все его дети, и последние годы он был счастлив провести в окружении родных. 

Прогулка по парку

По территории усадьбы нас провела заведующая музеем Елена Владимировна Гладкова, и эта прогулка оказалась не менее насыщенной, чем экскурсия по дому.

На самом деле, в этом нет ничего удивительного — к благоустройству ландшафта Репин относился не менее серьезно, чем к строительству, и нередко сам брался за лопату. Самые заболоченные места превратились в пруды, соединенные протоками, а грунт со дна использовали для создания альпийских горок. В итоге получился живописный парк с цветниками, мощеными тропинками, причудливыми беседками и плодовыми деревьями.

1899 г. И.Е. Репин копает землю для будущего пруда. Фотография Н. Б. Нордман

Одно из любимых мест Репина — артезианский колодец. Скважину пробурили рядом с домом весной 1914 года. Колодец сделали по абиссинскому типу и назвали «Посейдон». Репин считал эту воду целебной и каждый день выпивал по 8 глотков. Само место было очень живописным — рядом в пруду росли белые лилии, на воду спускали небольшую лодку, а по праздникам здесь устраивали фейерверки.

 

Елена Владимировна Гладкова, заведующая музеем:

«Колодец — это артефакт, единственная постройка, которая сохранилась в неизменном виде. Он сделан из бетона — в то время как раз только-только начиналась мода на функциональные объекты. Репин и сам принимал участие в его строительстве — есть много фотографий, на которых видно, как он вместе с латышскими рабочими копает этот колодец.»

Вглубь усадьбы от ворот вела так называемая «Березовая аллея», которая сегодня больше похожа на ельник. От дома шла «Аллея Пушкина», которая огибала пруд с колодцем и вела к лужайке «Площадь Гомера». В 1906 году здесь появилась деревянная эстрада, так называемый «Храм Озириса и Изиды». В нем проходили домашние концерты, лекции, танцы и чаепития. По воскресеньям на поляне перед «Храмом» устраивали народные гуляния, прийти на которые мог любой желающий. Для гостей ставили спектакли, выступали простые люди с докладами — пчеловоды, дворники, кухарки. Илья Ефимович называл эти сборища «Мой народный университет».

Литераторы в беседке Пенатов, 1906 г.

Минуя поляну «Гомера», дорожка выводит к высокой деревянной беседке. 

Рассказывает Елена Владимировна Гладкова, заведующая музеем: 

«В конце «Аллеи Пушкина» была выстроена двенадцатиметровая «Башенка Шехерезады». Разноцветная беседка с ажурными решетками названа в честь Н. Б. Нордман. В романтическую пору их отношений Репин прозвал ее Шехерезадой, потому что Наталья Борисовна была писательницей и умела очень интересно рассказывать. 
Сначала здесь выстроили лестницу из булыжных ступеней, скрепленных цементом, и небольшую будочку. Потом на ее месте возвели двухъярусную вышку, в оформлении которой можно заметить черты восточной архитектуры. На верхней площадке стояла подзорная труба для обозрения Финского залива, а у подножия башенки рос большой дуб, посаженный Репиным в 1913 году.

Рядом на горе были ещё две беседки — «Италия» и «Рембрандт», здесь были высажены вишни. Саму гору Репин называл «Чугуевой», в память о родном городе. Вдоль нее аллея Пушкина и Берёзовая аллея соединяются аллеей сосен. А на небольшом холме у подножия горы Репин завещал себя похоронить. Он называл это место «Гора Голгофа». Сейчас это не читается, но когда смотришь на фотографию 1930 года — вокруг свежей могилы открытое место, виден дом. Деревья выросли только сейчас. 

Репин хотел, чтобы его похоронили без гроба и посадили на этом месте дуб. Многие спрашивают, это ли дерево растет сейчас над могилой. Никто точно не знает, но растет оно уже долго. И если предположить, что дуб был посажен желудем, то ему примерно 80 лет. Возможно, его посадили после войны во время реконструкции музея.

В 1940 году эти территории перешли от Финляндии к России. Когда началась война, часть вещей была перевезена в подвалы Академии художеств. Многие исследователи пишут, что могила вообще не пострадала во время войны. Но в 1946 году вместо креста здесь поставили бюст на гранитном пьедестале работы Н. А. Андреева. В 1990 году бюст перенесли в музей, а на могиле снова установили крест, однако это не было согласовано с Комитетом по охране памятников. Сейчас предстоит сделать историко-культурное исследование, чтобы доказать, что крест действительно может здесь находиться.» 
 
Сейчас в музее-усадьбе готовятся к новому важному этапу — в ближайшее время «Пенаты» должны закрыться на реставрацию. Проект уже находится на согласовании в КГИОП. Концепция останется неизменной, ведь главная цель музея — показать, как Илья Ефимович здесь жил, творил и вращался в кругу своих единомышленников. По плану реставрационные работы продлятся два года, и мы обязательно вернемся, чтобы послушать расширенную экскурсию, увидеть восстановленную «Башню Шахерезады», а может быть даже услышим «Эолову арфу», которая когда-то была установлена на крыше репинского дома.


Автор текста: Мария Герман, редактор портала «Культура Петербурга»

Фотограф: Вероника Андриенко


Поделиться статьей:

Еще статьи: