Загружается...

Логотип Культура Петербурга

Первые топонимы Петербурга

18 мая 2021
Первые топонимы Петербурга

Хотя принято считать, что наш город застраивался «по плану», в первые годы после основания Санкт-Петербурга основные направления его пространственного развития ещё не были определены, да и впоследствии корректировались как волей градостроителей, так и самой жизнью. Поначалу не было нужды в специальных «уличных» топонимах, которые начали появляться в 1710-е годы (Троицкая площадь, линии Васильевского острова), долгое время для городского ориентирования было достаточно названий многочисленных слобод. Топонимическое освоение петербургской территории началось с островов и протоков невской дельты.

Пожалуй, самым древним из сохранившихся доныне названий на территории Петербурга, не считая Невы и Охты, можно считать имя Васильевского острова. Оно впервые появляется в исторических источниках в 1426 году. Традиционно происхождение названия Васильевского острова связывается с именем новгородского посадника Василия Селезня, хотя в переписных книгах Водской пятины в этом погосте встречаются несколько землевладельцев по имени Василий. В период шведского владычества возобладал финский вариант названия — Хирвисаари (Лосиный остров). Историческое русское название возродилось при Петре I, выдержав впоследствии конкуренцию со стихийными именованиями Княжеский остров и Меншиков остров, связанными с А. Д. Меншиковым. Не возымел действия и официальный указ 1727 года о наименовании острова Преображенским (сюда хотели перевести одноимённый полк).

Другой «исконный» петербургский остров, который нам известен под именем Петроградский, менял свои названия чаще. С 1348 года встречается наименование Фомин остров, также связанное с именем посадника-землевладельца. Финны называли его Койвусаари — Берёзовый остров. Когда здесь возникло первое «городское ядро» Петербурга, Берёзовый остров стали именовать Городским, а с 1725 года — Петербургским. Последнее переименование острова было связано с переименованием Санкт-Петербурга в Петроград в 1914 году. А вот старое русское название Заячьего острова, если такое и было, до нас не дошло. Его нынешнее имя — буквальный перевод финского Яниссаари.

Аптекарский остров назывался Корписаари (буквально — остров глухого леса). Известны и близкие по смыслу русские наименования — Дикий или Еловый остров. А нынешнее название закрепилось за ним с 1726 года благодаря Аптекарскому огороду, предшественнику Ботанического сада. Знакомая нам речка Карповка — уже не перевод, а переозвучивание финской Корпийоки. Петровский остров — единственное из ранних петербургских названий, прямо связанное с персоной первого русского императора. Финны называли его Патсасаари, до 1713 года употреблялся и русский аналог — Столбовой остров. Возможно, это было связано с его удлинённой формой.

Как известно, в Петербурге есть острова, а есть Острова — исторический район, включающий четыре острова: Крестовский, Каменный, Елагин и Бычий. Любопытно, что впервые эта группа островов была объединена под общим названием (Сундуй) ещё в переписной книге 1500 года. Имя самого маленького из них — Бычьего — перевод финского названия Хяркясаари. Возможно, оно было связано с исторической формой острова, напоминавшей бычью голову. Название Крестовского острова также имеет финский аналог — Ристисаари. Вероятно, оно происходит от старинного креста или же часовни с крестом, упоминаемой в источниках XVI века (мимо острова проходил оживлённый водный путь).

Елагин остров называется так с 1790 года по фамилии своего тогдашнего владельца обер-гофмейстера И. П. Елагина. А в петровские времена за ним бытовало русское название Мишин (Михалин) остров и финское — Мистуласаари. Эти имена, возможно, восходят к деревне Мишутино, упоминаемой в переписной новгородской книге 1500 года. В ходе финского освоения она превратилась в Мисуттала, откуда недалеко и до Мистула. Каменный остров — перевод финского названия Кивисаари. Он был единственным из этой группы островов, официально переименованным в годы советской власти, и с 1920 по 1989 год числился островом Трудящихся, хотя никто его так в обиходе не называл. Впрочем, официальное «советское» название имел весь «архипелаг» в целом. С 1934 по 1993 год Острова назывались Кировскими, как и многие объекты городской среды, наименованные и переименованные после убийства С. М. Кирова.

Название реки Мойки известно с 1726 года, а при Петре I она именовалась Мья. В основе этого гидронима ижорское слово «муя» — грязная. А вот первоначальные названия Фонтанки, из которой пытались снабжать водой фонтаны Летнего сада, совсем непохожи на её современное имя. В новгородских переписных книгах 1500 года она именуется Голодуша, а с начала XVIII века до 1720-х годов за ней бытовало название Безымянный ерик.

Название Матисова острова легендой долгое время связывалось с «мельником Матисом», которому в награду за некие дозорные услуги Пётр I пожаловал целый остров. Однако в исторических источниках следов этого Матиса и пожалования ему острова обнаружить не удалось. Видимо, название перешло на остров с существовавшей поблизости финской Матисовой деревни, названной по имени поселенца. Но произошло это во второй половине XVIII века, а до тех пор остров назывался Рыбным — перевод с финского Каласаари.

Вид Фонтанки у Калинкина моста
С гравюры И. Штелина

Ещё одно исчезнувшее финское поселение петровских времен оставило свой след в топонимии центральной части Петербурга. Это деревня Кальюла, превратившаяся в Калинкину. О ней напоминают три моста: Старо-, Ново- и Мало-Калинкин, а также Калинкин переулок. Была здесь и Калинкинская площадь, но в 1954 году её переименовали в площадь Репина.


Материал подготовили сотрудники Топонимической комиссии Санкт-Петербурга


Поделиться статьей:
Материал подготовлен редакцией портала «Культура Петербурга». Цитирование или копирование возможно только со ссылкой на первоисточник: spbcult.ru

Еще статьи: