Фотографии предоставлены Екатериной Фроловой
Интервью

31 мая 2023 года

Музыка – поистине общечеловеческий язык...

Весной 2023 года в Санкт-Петербурге показали первый мюзикл в России, адаптированный для глухих и слабослышащих людей – «Лорелея. Дева Рейна». Для того, чтобы постановка стала понятной и доступной для всех гостей, артисты исполняли номера одновременно на двух языках. Мы решили задать несколько вопросов композитору и музыкальному руководителю постановки – Анне Орловой. 

image-31-05-23-12-09-5.jpeg

 Давайте для начала объясним читателям, чем уникален мюзикл «Лорелея. Дева Рейна»?

– Это первый жестовый мюзикл в России, аналогов ему нет на данный момент. Мюзикл, который подарит возможность увидеть и услышать музыку. Наша команда создала потрясающей красоты произведение, в котором тесно переплетены несколько видов искусств: музыкальное, театральное, хореографическое, – все в лучших традициях жанра. Присутствует здесь и жестовый язык. Только представьте, наши артисты говорят и поют на двух языках одновременно - русском и русском жестовом!

 Расскажите, как Вы стали участником проекта? 

– Елизавета Фролова – руководитель проекта и автор идеи в сентябре предложила мне стать композитором и музыкальным наставником проекта, рассказала об основной мысли, скинула стихи Александры Кондрашовой – режиссера, автора пьесы и текстов песен. Я загорелась и почувствовала, что предстоит интересная, сложная работа над созданием авторского материала.
image-31-05-23-12-09-4.jpeg

 К такому мюзиклу нужен особый подход. Чем отличалось написание музыки для этого проекта от любого другого?

– Музыка, в данном случае, стала стабильным звеном, на которое ориентируются и жесты, и хореография. В жестовом языке большое значение имеют эмоции, поэтому моей задачей было создание качественного, объемного, атмосферного материала, который для каждого персонажа пьесы станет ориентиром и помощью в донесении цельного образа через эмоции. От того, что я написала, меняются акценты, протяженность жеста и движения, масштаб действия, меняется подача артиста и ощущение. Именно это на уровне чувств, я надеюсь, почувствуют все.


 И каково же это: таинство творческого процесса? 

– Для меня «Лорелея» стала первым опытом написания настолько масштабного цельного музыкального произведения. По-настоящему удивительно наблюдать, как из набросков и идей вырисовываются образы и характеры, как после внесения финальных правок в аранжировки меняются интонации артистов, как приходит к ним свобода.

Герои мюзикла «Лорелея. Дева рейна»
– У актеров была какая-то база в жестовом языке, или они учили его с нуля? 

– Все актеры учили жестовый язык, абсолютно незнакомый для них, в течение четырех месяцев. В мюзикле принимают участие профессиональные актеры музыкального театра, для них это было не просто знакомство, а полное, зачастую стрессовое, погружение в новую среду. Екатерина Кононенко – переводчик русского жестового языка, стала проводником всей нашей команды в этот удивительный мир. Она перевела пьесу и песни на жестовый язык, а также бережно и включенно учила наших ребят на протяжении этого времени.


 Почему в инфо-поле так мало говорят о глухих и слабослышащих?

– В настоящее время в России сообщество людей с нарушениями слуха достаточно закрытое. Это обусловлено множеством факторов, например, отсутствием признания необходимости и нормализации жестового языка даже в медицинских учреждениях. У слышащих не получается выстроить стабильную коммуникацию с глухими и слабослышащими из-за банального незнания языка. К слову, до знакомства с Екатериной (переводчиком жестового языка), у меня лично не было осведомленности, что можно начать его изучать как любой другой язык. Малое количество переводчиков, учителей, слышащих носителей жестового языка. Людей с нарушениями слуха многие не считают инвалидами, поэтому до сих пор предпринимается недостаточное количество мер для создания доступной среды. Это лишь краткий экскурс, тут можно целую лекцию провести.
Сцена из мюзикла «Лорелея. Дева рейна»

– Как это исправить?

– Больше говорить об этом, делиться проверенной и корректной информацией, знакомиться с жестовым языком, приобщаться к общему делу, показывать и не бояться нового. Словом, делать то, что можешь. Благодаря нашему проекту, я убедилась, что постепенные маленькие шаги и заинтересованность в долгосрочной перспективе очень многое меняют.

– Планируете ли Вы дальше участвовать в подобных проектах?

– Безусловно этот проект привнес в мою жизнь новые краски. На будущее я не загадываю. Постараюсь делать лучшее из доступного, а с какими проектами и направлениями это будет связано, пока даже для меня загадка.

Что для Вас «Лорелея»?

– «Лорелея» – проект о создании нового и очень важного. Передо мной стояла сложная, но интересная задача, написать музыкальный материал, который в симбиозе с жестовым пением и хореографией, будет понятен людям на уровне чувств, ведь именно они - то, что нас всех объединяет. Наш мюзикл является для меня способом расширить границы музыки и, в перспективе, большим шагом, влияющим на информационное поле, который принесёт в мир что-то доброе, помогающее людям, и предложит альтернативный вектор развития общества через искусство.

 Екатерина Фролова



Сцена из мюзикла «Лорелея. Дева рейна»

Фотографии предоставлены Екатериной Фроловой

Материал подготовлен редакцией портала «Культура Петербурга». Цитирование или копирование возможно только со ссылкой на первоисточник: spbcult.ru

Другие статьи раздела

Интервью
Инклюзия
09.07

Юлия Платонова: «Наша задача - дать выпускникам веру в себя и надежду на будущее»

Интервью
Балет
15.12

Андриан Фадеев: «Чтобы желания точно сбылись, мечтать нужно тихо и про себя»

Интервью
09.07

Юлия Стрижак рассказала, как будет выглядеть Театр имени Шаляпина после ремонта

Театр
22.03

Юлия Стрижак: «Наш театр будет вести кочевую жизнь»

Театр «Мюзик-холл» в ближайшее время ждут большие перемены.

Интервью
Классическая музыка
30.06

Александра Стефанова - про Škola Crew, снобизм творческой элиты и академическую музыку

Смотреть все