Как сотрудники "Культуры Петербурга" пошли в 1 класс
Репортажи и рецензии

31 августа 2023 года

Как сотрудники "Культуры Петербурга" пошли в 1 класс

Скоро в школу. Фото из личного архива сотрудника "Культуры Петербурга".

Вот-вот наступит 1 сентября. Сотрудники «Культуры Петербурга» написали свои воспоминания о школе и первом дне знаний.

 Елена Харламова. Фото из личного архива сотрудника "Культуры Петербурга".

Елена Харламова

- В детстве я просто мечтала пойти в школу. Дождаться не могла, когда мне наконец-то купят портфель, ручки, тетрадки. Помню свой ранец с собачкой и то, что в августе собрала в него все необходимое по всем предметам. Там были и ручки-резинки, и тетрадки по русскому и математике, и альбом-краски для рисования. Пару месяцев я носила в школу все. По принципу, а вдруг пригодится. А вот 1 сентября 1 класса не помню совсем.

Зато отлично помню, как в начале сентября после занятий кто-то из одноклассников предложил: «А пошли ловить головастиков!». Возле нашего дома начали строить новый и уже вырыли котлован. От предложения о ловле отказаться было невозможно, и мы всей оравой отправились к котловану. Не буду описывать подробности этого похода, но, когда я вернулась домой, мои белые колготки и манжеты выглядели так, что тираду бабушки забыть не могу до сих пор.

Дарья Бутина. Фото из личного архива сотрудника "Культуры Петербурга". Дарья Бутина

- В архиве у родителей еще хранятся (увы, уже пожелтевшие от времени) фотографии с моей первой линейки. Это было в 96-м году. В руках у меня были разноцветные астры, которые заботливо выращивала бабушка специально для первой учительницы.

Я была невероятно горда собой, когда мы ехали в трамвае с пр. Художников к метро «Удельная» (да-да, путь был, мягко говоря, не близкий, - прим. автора). Я всячески пыталась показать всем свой красивый пиджак цвета морской волны. Его мне, кстати, ночами шили бабушка и мама. А на голове был незаменимый атрибут всех первоклассниц - огромный белый бант. Я, кстати, шла в школу не столько за знаниями, сколько за друзьями и приключениями. Так как была наслышана от старшего брата о школьных проделках. Конечно, мне невероятно хотелось скорее в них окунуться. Однако за пару дней до торжества меня свалил грипп. Сколько было пролито слез, что я пропущу свою первую в жизни линейку. Всеми правдами и неправдами родители поставили меня на ноги за пару дней, чтобы я смогла проникнуться школьным духом и услышать колокольчик. Его мне, к слову, нести не дали, что было крайне огорчительно. В общем-то все мои воспоминания о 1 сентября - это ощущения незабытые временем: молодые родители, здравствующие бабушка и дедушка, радость от причастия к чему-то очень важному и пока неизвестному.

 Дарья Белова. Фото из личного архива сотрудника "Культуры Петербурга".

Даша Белова

- Свое первое сентября я помню очень отчетливо, вплоть до малейших деталей. Трепет, интерес и чувство неизвестности сопровождали меня в тот день. Купленный родителями букет гладиолусов, который по ощущениям был выше меня - придавал уверенности и гордости.

Мне очень повезло с одноклассниками, со мной учились мои лучшие друзья, и учеба была в радость, правда, так было до появления геометрии... Но все же школьные годы навевают только положительные эмоции, хотя за 11 лет и случалось разное.

Помню однажды у нас был школьный показ мод, на котором я участвовала в качестве модели и костюмера (про данное событие я вспомнила в ночь перед его началом). Как уважающий себя ребенок, я пошла будить маму, и уже вместе мы сооружали платье с подъюбником и аксессуары из бумаги тишью – первое место, по праву, досталось мне (ну как мне - нам с мамой).

Больше всего я любила литературу и испанский язык, на котором мы иногда смотрели мультики, углубляясь в лексику и изучая правильное произношение слов. Некоторые мультфильмы я раньше на русском не смотрела, и возможно сама додумала их сюжеты. Несмотря на трепет и теплые воспоминания о школе – вернуться туда я бы точно не хотела.

 Ирина Иванова. Фото из личного архива сотрудника "Культуры Петербурга".

Ирина Иванова

Про первое сентября я не помню ничего. По окончании специализированного детского садика для глухих комиссия распределяла: в каких школах и классах могут учиться слабослышащие дети. И комиссия разрешила мне поступить в общеобразовательную школу. Тогда инклюзия была на самой начальной стадии, поэтому о доступной среде и смешивании учащихся в одной школе или университете практически не задумывались. Родители хотели, чтобы я училась в образовательной школе, поскольку она рядом с домом. Кроме того, они надеялись, что такое заведение даст мне больше знаний. У специализированных школ были свои «плюсы», но одновременно и свои «минусы» - они чаще всего были интернатами, это означает, что ребенок не часто видит свою семью.

Мы с родителями отправились в школу рядом с домом, потому что надеялись, что она согласится зачислить глухого человека к себе в ученики. Я прошла какое-то собеседование, о чем ничего не помню, кроме того, что все прошло удачно, и меня зачислили в класс «А» общеобразовательной школы. Переход из инклюзивной среды в обычную, школьную дался непросто. По воспоминаниям мамы я первые полгода не говорила. Это был эксперимент со стороны школы и родителей. Решили, что полгода посмотрят и решат, как все пойдет. В итоге школа и я привыкли друг к другу. Педагоги относились ко мне все годы моей учебы очень доброжелательно, во время последних классов я даже ходила на школьные и городские конференции. И приносила дипломы, которые учителя с радостью вешали на стенку.

 Алиса Куликова. Фото из личного архива сотрудника "Культуры Петербурга".

Алиса Куликова

- Весь год до первого класса я ходила в подготовишку. Там мы смотрели «Микки-Мауса» на английском и делали разные поделки - в общем, было весело и ненапряжно. В то время родители легко могли меня обмануть, что систематически с успехом и практиковали.

Так, в последнее бесшкольное лето, мне были ПОДАРЕНЫ уроки английского с соседкой по даче. А грядущие 10 лет в ГБУ СОШ номер 641 разрекламированы таким же приятным опытом как учеба в подготовишке с мультиками и аппликациями из сухих листьев. Короче, я очень ждала 1 сентября.

Попахивать каким-то подвохом стало уже на этапе подготовки к школе, когда мы приехали в детский мир в ДЛТ. Все было как в популярном ролике «Ваня, можешь выбрать себе любого питомца».

И вот наступило оно - первое сентября 2000 года. За спиной у меня тот самый, выбранный мамой, ранец в английскую клеточку со вставками из лакированной кожи (я его ненавидела!), а в руках - букет красных гладиолусов (не люблю их до сих пор). Провожали в школу меня всей семьей.

Окруженная табором из родственников, я вошла в школьный двор с глазами, выпученными как у вяленой воблы на прилавке. Посмотрела налево, просмотрела направо - кругом такие же, ничего не понимающие воблы. Кажется, мы даже не моргали, полностью став олицетворением поговорки «у страха глаза велики».

Дальше были концерт, фотосессия за партой и у доски, бесконечная мелодия «Дважды два четыре» и какое-то броуновское движение из моих и чужих родителей. Казалось, это худший день за все семь лет жизни. Но потом эта новая, школьная жизнь, стала обрастать друзьями, в ней появились пирожки с лимоном из столовки, курсы игры в шахматы и модельная школа, продленка и уроки музыки со свирелью. Хотя, конечно, не было ничего лучше выпускного, когда мы сказали школе уверенное «прощай!»

 Владимир Шампаров.

Владимир Шампаров

- 1 сентября. Не выспался. Стандартная синяя школьная форма немного мне велика - на вырост. Солнечно, даже слишком. На улице, вдоль стены школы, нас, будущих первоклашек, выстроили в ряд, не объяснили толком: зачем это сделали, а понять мне хотелось. Обратил внимание, что у многих были заспанные глаза и некоторая потерянность во взгляде. Как и я, большинство будущих моих одноклассников стояли с цветами. Родители ушли, а нас завели в школу, которая сверху была похожа на букву «Н». Нас повели по коридорам советского стандартного учебного заведения спального района. С первого класса и до окончания школы моей любимой датой стала не 1 сентября, а 1 июня, а критерием счастливой свободной жизни - лето, природа и загородный дом. «Приключение Тома Сойера» - единственная книга, которая, на мой взгляд, стоила того, чтобы тратить на нее счастливое летнее время.

 Алёна Абрамова. Фото из личного архива сотрудника "Культуры Петербурга".

Алёна Абрамова

- Я ходила в три садика, в детстве мы несколько раз переезжали. В них уже были какие-то занятия. А затем пошла в нулевой класс, где были полноценные уроки, дополнительные занятия и тихий час. Тут же уже была и линейка - она прошла в спортзале школы. Мы стояли на скамейке, а рядом с нами высились старшеклассники. Было принято, что малышей в первый день ведут будущие выпускники. С таким разнообразием 1-й класс и торжественная линейка, а пошла я в другую школу, уже не были чем-то очень особенным. Мы стояли во дворе школы, младшеклассники читали стихи, учителя произносили приветственные речи, везде были цветы. Затем мы поднялись по лестнице в школу, там прошли на свой этаж и попали в класс. Мой как раз был напротив лестницы. Нам вручили подарки для первогодок - канцелярские наборы в красивых коробках.

 Кирилл Рейн. Фото из личного архива сотрудника "Культуры Петербурга".

Кирилл Рейн

- Шел 1974 год. В школу я пошел, как можно с легкостью понять по этой фотографии, неохотно. Заведение оказалось не из простых, учились в ней дети из необыкновенных семей СССР, и уже в первом-втором классе я узнал о существовании японских магнитофонов, жевательных резинок Donald Bubble Gums & Wrigleys, каучуковых фигурок индейцев и ковбоев, моделей машинок Matchbox и индийских оправ для очков. А также о существовании иных земель, жизнь в которых, даже по этим, вышеперечисленным вещичкам, в корне отличалась от образа жизни большинства людей в Советском союзе. Поэтому когнитивный диссонанс поселился в моей голове довольно рано. Учился я так себе, поскольку, кроме основных предметов в школе, специализирующейся на изучении английского, у меня много времени занимало обучение в фортепианном классе музыкальной школы, расположенной по соседству.

К пятому году стал выправляться, но закончилось все самым неожиданным образом – оставшись после уроков добровольно убирать классную комнату, я в порыве чувств решил прокатиться на створке школьной доски, которая оказалась практически не прикреплена к стенке – итогом стало падение доски на нашу учительницу, проверявшей в кабинете наши домашние задания. Женщина, придавленная к столу, который от удара тоже развалился, уцелела чудом. Со мной же чуда не случилось. Меня отчислили, перевели в другую школу для контингента уровнем куда ниже. И с шестого класса жизнь покатилось по наклонной.

 Наталья Гаврикова. Фото из личного архива сотрудника "Культуры Петербурга".

Наталья Гаврикова

- В школу мы с братом-двойняшкой пошли в 6 лет. И попали в экспериментальный класс, который назывался "нулевка". Часть дня мы сидели за партами, а часть - играли. Также у нас был «тихий час», как в садике, в который мы раньше не посещали. Поэтому все нам было в новинку и интересно, поначалу... Песня «Учат в школе», гладиолусы, отпаривание школьной формы и зеленые ранцы - вот мои ассоциации с первым днем в школе.

Постепенно я начала осознавать, что свободная жизнь закончилась, и я не могу проводить время так, как хочу. В этой связи каждый раз перед началом учебного года у меня возникало чувство беспокойства. И это чувство сохранилось и по сей день, хотя школа осталась уже далеко в прошлом.

Материал подготовлен редакцией портала «Культура Петербурга». Цитирование или копирование возможно только со ссылкой на первоисточник: spbcult.ru

Другие статьи раздела

16.05

Михаил Зощенко: «Вообще писателем быть очень трудновато»

Книги
15.05

Как Булгаков менял названия своих произведений?

Кирилл Казачинский подготовил книжный обзор ко Дню рождения Михаила Булгакова.

Книги
23.04

Сладкое бремя славы

Кирилл Казачинский подготовил книжный обзор о супергероях.

06.05

Следствие ведут попугаиха и цыпленок

Книги

Когда настоящее растворяется в прошлом

Наш обозреватель Кирилл Казачинский подготовил новый книжный обзор.

Смотреть все