Здесь рассказывается черная-черная сказка
Репортажи и рецензии

11 апреля 2023 года

Здесь рассказывается черная-черная сказка

Спектакль "Магазин" был показан в Небольшом драматическом театре. Фото: Елена Батурина.

После этого спектакля Артема Злобина «Магазин» какое-то время начинаешь особенно всматриваться в мигрантов, работающих, нет, не только в магазинах, а в любых других местах и сферах большого города. По большому счету, пьеса могла бы называться «стройка"/"такси"/"рынок"/"торговый центр», где внутри отдельной локации, самой обычной на первый взгляд, возникает свое маленькое государство со своими порядками и правилами, зачастую такими жесткими, что обывателям «по эту сторону» и не снилось. И дело здесь не только (и не столько) в мигрантах, в том, чтобы вызвать сочувствие (а у кого-то из зрителей ведь и сильно наоборот), а в том, чтобы показать расчеловечивание людей — вне национальностей, тотальное, до низших слоев ада. Когда в так называемой реальности остается рабочая оболочка, а все остальное начинает жить по каким-то совершенно иным законам, не реальным, сказочным, только сказка эта черная-черная.

Молодая казашка Карлыгаш (Анна Шельпякова) едет в Москву, где первым делом хочет увидеть фантастическую Красную площадь, потом как-то устроиться, заработать и помочь папе. Едет, окрыленная своей мечтой, как тысячи до нее и тысячи после, в новом российском времени и в старом советском. Большой город — большие возможности, большие надежды и большие чудеса… Которые начинаются прямо в поезде, где невинную девицу (пока еще обычную — с телефоном, документами, сумками и планами) встречает, как Колобка — Лиса, непарадная Москва — гибрид циничной проводницы, полицейского, сотрудницы УФМС и заведомо униженной и озлобленной толпы. Химера вмиг своими лапами избавит от всего лишнего (деньги, вещи, телефон) и обернется, наконец, самой главной в этой истории сущностью — царственной хозяйкой Зияш (Ольга Альбанова), которая покажет Кате (имя тоже забрала) еще много «волшебства» столичной жизни, правда, исключительно внутри магазина, которым правит.

Режиссер Артем Злобин в зачине спектакля подает его как сказку: катится наливное яблочко по тарелочке, рассказывает Шахерезада сказки господину, по кругу, убаюкивая; рассказывает, чтобы не быть казненной. И героини пьесы Жанайдарова в этом спектакле рассказывают каждая свою сказку, а кто закончит раньше — тот проиграл, тому смерть. Ритм повествования разный: пролог и эпилог — напевные, одурманивающие; основная же история звучит монотонным почти безэмоциональным речитативом, как в музыке группы «Кровосток» (которая звучит в спектакле). И весь спектакль чем-то похож на один длинный̆ (полтора часа) клип какого-то злого рэпера, чьи тексты повергают в шок, но и выключить их ты не можешь, странной нечеловеческой частью себя желая дослушать каждую страшную басню до конца. В спектакле очень насыщенная музыкальная палитра, не все тона которой̆ успеваешь зафиксировать и оценить во время просмотра, но все они найдены и сведены очень искусно и работают на общую атмосферу безжалостно и точно (звукорежиссер Марина Шейнман).

При всех ужасах, описанных в пьесе, спектакль, по контрапункту, напрочь лишен крови и телесного натурализма. Напротив, он потрясающе театрален и метафоричен. Художник Алена Ромашкина сочинила несколько мобильных многофункциональных конструкций, детали каждой̆ из которых притягивают к себе внимание. Картины меняются быстро, и ты только успеваешь отрефлексировать: мясорубка, дети, соседкаинтеллигентка, крюки, насилие… Придумок на предметном уровне много, и почти за каждой — образ, ассоциация, второе дно.

Актрисы этого спектакля, как шпагоглотатели. Не каждая сможет пропустить такое через себя и выйти целой.

«Магазин» волшебным образом вскрыл новую глубину и силу в Анне Шельпяковой (а ее Карлыгаш — конечно, боец), и поднял до градуса вулканического кипения актерскую мощь Ольги Альбановой. Ее Зияш, для которой̆ ад — это будни, не повышает голоса и не бьется в истериках — от ее появления просто холодеют руки и язык прилипает к небу. Не раскрывая всех подробностей̆, актриса «прокалывает» человеческое в своей̆ героине, ее на секунды, но жаль. Круг Зияш, оборот яблочка, ее сказка замыкается на том же, с чего началась ее Москва — с молодых бритых мальчиков, скинов, которых… «так жалко, молодые ведь все, как они дальше будут»… Национальный вопрос в спектакле (в большей степени, чем в пьесе) важен и не важен одновременно. Потому что это болячки не одной конкретной страны и конкретного народа — это язвы и гнойники людей вообще.

Артем Злобин, будучи учеником Эренбурга, конечно, перенял метод и основные приметы и его школы, и его театра. Но стиль, у Артема, похоже, вырисовывается свой. «Магазин», безусловно, родственник всем кровавым черно-белым и цветным трагифарсам НДТ. И в нем есть история про человека, про мечту, про желание вырваться в лучшую жизнь. Атмосфера этого спектакля — удушающе страшная, вгоняющая в оцепенение, но дарующая зрителям после финальной реплики вдох и осознание самого себя. Как Карлыгаш, оказавшись после недель заточения на воздухе, удивлялась и радовалась: снег идет, и следы на нем — мои, мои!

Мария Долматова, журнал «Петербургский театрал». 2023. №1. Январь — Февраль.



Материал подготовлен редакцией портала «Культура Петербурга». Цитирование или копирование возможно только со ссылкой на первоисточник: spbcult.ru

Другие статьи раздела

22.05

В Петербурге проходит XXV Международный театральный фестиваль «МОЛОДЕЖЬ. ТЕАТР. ФЕСТ»

16.05

Михаил Зощенко: «Вообще писателем быть очень трудновато»

Книги
15.05

Как Булгаков менял названия своих произведений?

Кирилл Казачинский подготовил книжный обзор ко Дню рождения Михаила Булгакова.

Книги
23.04

Сладкое бремя славы

Кирилл Казачинский подготовил книжный обзор о супергероях.

06.05

Следствие ведут попугаиха и цыпленок

Смотреть все