Жили – были… ДЕТИ
Репортажи и рецензии

22 июня 2024 года

Жили – были… ДЕТИ

Фото: vk.com/public85846218. Рисунок Алины Парахотя, 10 лет.

22 июня навсегда останется одним из самых страшных дней в истории России. Без преувеличения - это день ПАМЯТИ И СКОРБИ. Понять чувства людей, еще в субботу строящих планы на воскресенье, а в 4 часа утра попавших в жесточайшую «мясорубку» в истории человечества, представителям нашего поколения крайне сложно. И в этом отношении нам, внукам фронтовиков, повезло гораздо больше, чем им.

Фото: vk.com/pomnim_voynu.

Сегодня я хочу представить четыре книги, где военные действия видятся глазами детей 11-16 лет. Кроме возраста, их объединяет и место действия - Ленинград и Ленинградская область, где герои и встречают злополучное 22 июня.

Я расположил произведения с учетом возраста главных героев – от старшего к младшему.

Итак:

16 лет

Фото: bookvoed.ru.  

Юрий Свитченко «Парнишка из горящего Кексгольма» — Ленинград: Издательство «Лениздат», 1986 г. — 269 с.

Эту книгу в детстве на дачу мне привез отец. Свежеотпечатанная, она вкусно пахла типографской краской и была не сильно толстой. Произведение было в мягкой обложке, где на голубом фоне самолет с красными звездами на борту поднимался над залитым солнечным светом полем.

Я не сразу начал читать. Подумаешь, повесть про какой-то «Кексгольм». Однако после того, как папа сказал, что сейчас это город Приозерск, расположенный буквально в девяноста километрах от дачи, книжка сразу вызвала живой интерес – ведь события происходили совсем рядом.

Я нырнул в произведение, как в озеро с прогретой лишь на метр водой, сначала тепло, но вскоре кожу обжигает родниковый холод.

Кратко перескажу сюжет: маленький городок. Лето 1941-го. Главный герой только что окончил восьмой класс. Геннадий и его друзья, еще недавно представлявшие войну как захватывающее приключение, вскоре начинают осознавать всю тяжесть испытаний, обрушившихся на нашу страну…

Фото: vk.com/russian_fortress.

Описывая шестьдесят два дня из жизни прифронтового города накануне вступления в него финских войск, автор использовал многочисленные, кропотливо собранные воспоминания жителей, помнящих этот период.

Свитченко разбил произведение на главы, соответствующие реальным датам, и обозначил в подзаголовках конкретный день войны. А начал свой рассказ 21 июня 1941 года – в «День ноль».

Фото: vk.com/public85846218.

Сам Юрий в начале войны 16-летним подростком работал на Кексгольмской автобазе, в конце августа 1941-го эвакуировался в Ленинград. В декабре 1942-го добровольно вступил в ряды Красной Армии. В блокадном городе воевал в войсках ПВО, позже - уже на других фронтах - в противотанковой артиллерии, дослужился до звания сержанта. А закончил войну на реке Эльба в Германии.

В общем, автор - ровесник Геннадия, и эта история – во многом его исповедь.


                                                                                                                                                          15 лет

Фото: bookvoed.ru.


 

Юрий Иванов «Мы шли под грохот канонады» — Санкт – Петербург: Издательство «Речь», 2019 г. — 352 с.: с илл. (Вот как это было).

Это, наверное, одна из самых пронзительных книг, посвященных началу войны. 

Первое и единственное советское издание произведения увидело свет в Калининграде в далеком 1978-м. Черно-белые иллюстрации Владимира Рыжова словно окна в довоенный мир и блокадный город. На рисунках - покрытая льдом Нева, ленинградские улицы, засыпанные снегом трамваи и разрушенные бомбежками дома. В портретах героев есть немного романтики: влюбленные прячутся под деревом от дождя; мальчик и мама, обнявшись, греются у печки-буржуйки; неунывающие солдаты-зенитчики радуются сбитому немецкому самолету. Рисунки Рыжова гармонично сочетаются с текстом Иванова: художник смог понять и почувствовать жизнь в осажденном городе.

Начинается роман 1 марта 1941 года в Ленинграде. Главный герой - семиклассник Володя Волков - живет обычной жизнью городского подростка: учится в школе, вместе с другом Жекой мечтает стать моряком и повидать дальние страны, дерется с местным «хулиганом» Геркой, влюбляется в «новенькую» Нину. Мама Володи работает ветеринарным врачом в Ленинградском зоопарке, поэтому мальчик проводит много времени среди зверей и птиц: кормит, ухаживает, помогает маме их лечить. Многие обитатели зверинца любят парня и с нетерпением ждут его появления: это слониха Бетти, верблюжонок Майк, медвежата Катька, Любка, Гуго и другие.

Фото: vk.com/spbzoopark.

Юрий Иванов, который, кстати, тоже был подростком во время блокады, ярко и красиво описывает первую любовь Володи и его новой одноклассницы Нины. Тут и свидания, и походы в кинотеатр, и катание на качелях, и первый поцелуй. И даже первая серьезная драка-дуэль с хулиганом Геркой, оскорбившим девушку.

Отец Волкова редко бывает дома: будучи военным, он много времени проводит в разъездах. Но мальчик навсегда запомнил его слова: «Не верь, когда в книжках пишут, будто герои не испытывают страха. Враки! Нормальный человек, если ему грозит смертельная опасность или опасность вообще, всегда испытывает страх. Но в том-то и штука, Вовка, что надо уметь преодолеть в себе это чувство — страх». Парнишка не знал, что этот отцовский совет пригодится ему спустя всего несколько месяцев после начала войны, во время блокады Ленинграда. Мальчик окажется летом за городом, в гостях у дедушки. Он увидит, как немцы подступят к любимому городу, как они будут пытать 19-летнюю партизанку Любу, как убьют дедушку Ивана. Герой поседеет за эти несколько дней и даст клятву - всю жизнь бороться с фашизмом.

Фото: vk.com/public85846218, рисунок Елизаветы Симоновой, 11 лет.

Но настоящие испытания ждут подростка впереди, когда он проберется в осажденный Ленинград и будет спасать от гибели зверей из зоопарка. Парнишка увидит, как его друзья и знакомые умирают от холода и голода, как город непрерывно обстреливают и бомбят. Сквозь полотно повествования можно почувствовать, практически «прострадать» весь ужас происходящего вокруг. Эти трагедии писатель видел своими собственными глазами. Сложно остаться человеком, когда вокруг тебя - смерть, но еще тяжелее, пережив все это, суметь рассказать о случившемся ярко, просто и понятно.

Самое же странное в истории произведения, на мой взгляд – отношение к книге наследников. После переиздания «Мы шли под грохот канонады» родственники умершего автора выкатили издательству такие условия, что вторая книга дилогии Юрия Иванова «На краю пропасти» так и не увидела свет. Никогда. Тем самым наследники растоптали возможность дать широкому читателю целиком познакомиться с дилогией. А жаль.

                                                                                                                                                         15 лет

Фото: bookvoed.ru.



Лев Разумовский «Нас время учило…» - Москва: Издательство «АСТ», 2019. — 448 с. (Фронтовой дневник).

Вы вполне можете не знать имени следующего автора, но его работы людям в возрасте 40+ знакомы.

Разумовский - профессиональный художник, работавший над созданием детской игрушки. Многие помнят его игрушки в виде Карлсона и Айболита, выпускавшиеся в СССР в огромном количестве. Мальчишкам же (старшего поколения) отлично известны его силуминовые солдатики: революционные матросы (которыми сейчас играет мой семилетний сын) и «Ледовое побоище», продававшееся в плоской картонной коробке.

Сборник автобиографических произведений писателя состоит из двух повестей: «Дети блокады», «Нас время учило» и коротенького рассказа «Встреча»… 

Лев родился в Ленинграде. К июню 1941-го закончил 7 классов. В первую блокадную зиму выжил, как он сам позже писал, благодаря самоотверженности и стойкости родных. В августе 1942-го детский дом, в котором работали мама и сестра будущего художника, был эвакуирован по Дороге Жизни в деревню Угоры Костромской области. Разумовский стал в детском доме пионервожатым и проработал здесь до призыва в армию в ноябре 1943-го.

Памятник «Героическим защитникам Ленинграда». Фото:
«Нас время учило…» - удивительно искренние воспоминания о войне. Попав на фронт семнадцатилетним мальчишкой, в июле 1944 года он был ранен и потерял руку. Однако случившаяся трагедия не сломила молодого человека - он не только научился обходиться без посторонней помощи в быту, но и продолжил заниматься творчеством. Сегодня скульптуры Разумовского находятся в лучших музеях и частных коллекциях России, Финляндии, Швеции, Великобритании, Канады, США, а игрушки, созданные по его эскизам, знают и любят многие поколения советских людей.

Как потом сообщал сам автор, все эпизоды его произведений - подлинные, а фамилии - настоящие. Открывший книгу почти физически ощущает атмосферу, царящую в казарме, и узнает, что чувствует человек, попавший под минометный обстрел в болоте. Правда никогда не дается легко, но именно эти подробности делают «Нас время учило…» одной из самых правдивых книг о войне…Рассказывая о детском доме, эвакуации и фронте, автор никогда не надеялся, что рукопись опубликуют, он писал для своей семьи: для дочерей, внуков. Однако каждый, кто познакомится с книгой, никогда не сможет ее забыть.

                                                               
                                                                                                                                                      11 лет

Фото: bookvoed.ru.

Илья Миксон «Жила, была: Историческое повествование о Тане Савичевой» — Санкт – Петербург: Издательство «Детское Время», 2023. — 256 с. : цв илл.


Мне сложно представить себе человека, не знающего историю жизни Тани Савичевой. Сюжет пронзительный: жила в Ленинграде обыкновенная девочка из обыкновенной большой семьи. Училась в школе, любила родных, читала, дружила, ходила в кино. Собиралась поехать на лето к родным в деревню. И вдруг началась война, враг окружил город.

Фото: culture.ru.

В возрастной категории 30+ дневники Тани читали все. Книга Миксона посвящена исследованиям, касающимся ребенка и ее родных. Произведение богато иллюстрировано фотографиями из архивов Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда и Государственного музея истории Санкт-Петербурга, а также рисунками художника Александра Траугота. Кстати, на момент создания работ он - практически ровесник героини. Свои рисунки Саша рисовал, будучи 11-12-летним мальчишкой, жившем в осажденном городе.

Фото: vk.com/kcson_admiral.

Александр Траугот так вспоминал о том, почему ему удалось пережить эти годы: «Во время блокады одни проявляли благородство, другие стали зверьми. Может быть, это детский острый взгляд. В очереди за хлебом нередко люди падали. В декабре 1941-го так упал мой отец, и у него украли карточки – он держал их в руке, потому что положить эту драгоценность в карман было нельзя. Мы остались без хлеба. Мама взяла меня за руку и повела к тете. Тетя была военным врачом, 480-й особый саперный батальон. Мы шли через весь город, отдыхая по пути в пустых трамваях. Трамваи же остановились, где попало. Когда мы пришли, мама сказала тете: "Я хочу оставить вам Шурика, иначе он умрет". Так я остался жив».

Книги такого плана читать очень тяжело. Но это наша история, и забывать о ней, конечно, нельзя.

Материал подготовлен редакцией портала «Культура Петербурга». Цитирование или копирование возможно только со ссылкой на первоисточник: www.spbcult.ru

Другие статьи раздела

12.07

Классик рассказал о будущем дилетантов

Наш обозреватель Кирилл Казачинский подготовил новую подборку к 14 июля - ко Дню взятия Бастилии.

Театр
17.06

Чистейшей прелести чистейший образец показывают в Театре Деммени

Театр
17.06

Наши люди в МХТ

07.06

Пушкин побеждает время и пространство в Строгановском дворце

Пушкин225лет
Книги
05.06

Факты биографии Пушкина, о которых не рассказывали в школе

Смотреть все