С именем Дмитрия Шостаковича

23 Сентябрь 2021
С именем Дмитрия Шостаковича

В день рождения Дмитрия Шостаковича мы предоставили слово Ольге Прутт — руководителю музея «А музы не молчали...».

Дмитрий Шостакович: родом из Ленинграда

115 лет назад, 25 сентября 1906 года, в Санкт-Петербурге, в доме №2 на Подольской улице родился Дмитрий Дмитриевич Шостакович. В 1910 году семья Шостаковичей переехала с Подольской на улицу Марата, 9, где прожили до 1938 года. Последний адрес композитора в Ленинграде — Большая Пушкарская улица, 37. Отсюда 1 октября 1941 года он с семьёй был эвакуирован в Москву, а затем в Куйбышев.

После войны Шостаковичи остались в Москве. Своей квартиры в Ленинграде они не имели и, приезжая в родной город, композитор останавливался у матери и старшей сестры на улице Софьи Перовской, 9. Шостакович часто отдыхал в Доме композиторов в посёлке Репино — там, в 20-ом коттедже, Дмитрию Дмитриевичу особенно хорошо работалось.

Почти все его симфонии, оперы и балеты впервые прозвучали в Ленинграде: в Капелле, Большом зале Филармонии, в Малом оперном и Кировском театрах.

На городских кладбищах похоронены его родные: мать, Софья Васильевна Кокаулина-Шостакович — на Литераторских мостках (умерла в 1955 году), любимая сестра Мария Дмитриевна Шостакович-Чернышова — на Ново-Волковском кладбище (скончалась в 1973 году).

Память о композиторе в Петербурге

В 2009 году недалеко от Парнаса, на улице Шостаковича был открыт памятник композитору. Это работа скульптора Константина Гарапача. Ранее, в 1997 году, перед домом на Большой Пушкарской был установлен бюст композитора, автор — Александр Черницкий.

Существует книга Софьи Хентовой «Шостакович в Петрограде- Ленинграде» и одноимённая авторская экскурсия Ирины Вербловской.

К сожалению, до сих пор в городе нет государственного музея Шостаковича. В начале двухтысячных Мстислав Ростропович и Галина Вишневская выкупили часть квартиры на улице Марата, чтобы создать там частный музей великого композитора. Но, к сожалению, в настоящее время он не доступен для посетителей.

Все дома, где Шостакович когда-то жил, отмечены мемориальными досками работы известных скульпторов: Михаила Аникушина, Левона Лазарева и других.

Есть в Петербурге ещё одно место, связанное с самим композитором, его родными, близкими, учителями и учениками. Это народный музей культуры и искусства блокадного Ленинграда «А музы не молчали…» средней школы № 235 им. Д. Д. Шостаковича. Музей находится в красивейшем уголке Старой Петербургской Коломны на берегу реки Пряжки, напротив Матисова острова.

 

С чего начинался музей «А музы не молчали...»

История самого музея интересна и поучительна. До недавнего времени это был простой школьный музей. Год за годом, начиная с 1965-го, учителя, ученики и друзья музея, блокадники и просто горожане приносят сюда реликвии, документы, предметы из блокадных квартир — то немногое, что помогало людям жить и выживать. Сейчас в залах музея, которому в этом году исполнилось уже 53 года, представлены экспозиции, посвящённые театральной жизни, деятельности концертных бригад и фронтового цирка, детям блокадного города, разнообразной музыкальной жизни города в годы войны, показаны работы художников и писателей. На всех трёх этажах музея — а он располагается в особом музейном здании рядом со школой — находятся экспонаты и документы, связанные с музыкой. Их тоже преподнесли в дар музею: театры Музыкальной комедии, Краснознаменного Балтфлота, музыканты, композиторы, музыковеды, издательства и просто горожане, интересующиеся музыкальным творчеством.

В 1971 году в актовом зале школы была открыта экспозиция, посвящённая Дмитрию Шостаковичу, его Седьмой симфонии и Большому симфоническому оркестру Дома Радио. В тот же год пионерская дружина школы стала носить имя Д. Д. Шостаковича. Музей сделал то, что должна была, но не смогла сделать Филармония:

  • собрал вместе всех исполнителей Седьмой симфонии и её первых слушателей, сотрудников музыкальной редакции и дирекцию радиокомитета;
  • сблизился с дирижёром Карлом Элиасбергом и его женой, пианисткой оркестра Надеждой Бронниковой;
  • разыскал легендарного лётчика В. Литвинова и членов его экипажа, доставивших рукописную партитуру симфонии в Ленинград;
  • нашёл ветеранов артиллеристов 14-го полка 42-ой армии, которые в день премьеры Седьмой симфонии подавили артиллерию врага — и ни один фашистский снаряд не упал во время исполнения симфонии в центре города! Операция носила кодовое название «Шквал».

Шли годы, и в 1996-м, в год 90-летия Дмитрия Шостаковича,  по ходатайству сына, дочери и учеников композитора, с поддержкой ленинградского Союза композиторов и Филармонии, которая носит имя Дмитрия Шостаковича, школе за её многогранную творческую деятельность было присвоено имя великого композитора. Это стало результатом блестящей многолетней работы: музыкальные классы, музейный театр, работа музея «А музы не молчали…», который к этому моменту уже стал народным. Руководителям школы и музея было важно, что Дмитрий Дмитриевич Шостакович — не только великий композитор, но также великий гражданин своей страны, честнейший и скромнейший человек своего очень сложного, трагического времени, которое он правдиво запечатлел в своих произведениях. Большой музыкант и друг Шостаковича Мстислав Ростропович в письме губернатору Владимиру Яковлеву, рассказывая о музее, написал: «равного Шостаковичу композитора в XX веке не было» и подписался: «Музею гения от его слуги».

Музей «А музы не молчали...» — о Седьмой симфонии Д. Д. Шостаковича

В 2005 году открылась современная экспозиция в новом здании музея. Здесь Седьмой симфонии отведён целый зал. В нём представлены:

  • концертный фрак, дирижёрская палочка, камертон и метроном Карла Элиасберга, афиша первого исполнения симфонии, тетрадь Надежды Бронниковой с записями всех концертов оркестра;
  • рукописные оркестровые партии, музыкальные инструменты исполнителей и их личные вещи, которые они сами собирали для музея, стулья и нотный пульт из Большого зала филармонии, подаренные Дмитрием Соллертинским;
  • фотографии и жизнеописания всех музыкантов-исполнителей, библиотекарей и переписчиков нот, мастеров по ремонту музыкальных инструментов, работников зала, участвовавших в подготовке концерта.

До сих пор уточняются судьбы, имена, факты, документы (исправлены неточности в блокадной программке). Собираются дневники и воспоминания исполнителей.

Экспозиция рассказывает, как готовилась премьера Седьмой симфонии, которую часто называют Ленинградской, так как композитор посвятил её родному городу. Зимой 1941-1942 годов симфонический оркестр радио не функционировал, и оставшиеся в живых 16 музыкантов жили на казарменном положении, неся дежурство по зданию Радиокомитета. В помещении — пронизывающий холод, голодные, слабеющие, умирающие музыканты.

Очень точно состояние музыкантов показано в фильме режиссёра Константина Лопушанского «Соло», созданном в 1980 году после встреч с музыкантами оркестра в нашем музее.

Единственный дирижёр оркестра, Карл Элиасберг, от слабости не мог ходить, и в феврале был помещен в стационар для ослабленных деятелей культуры. В марте по радио прозвучало объявление о наборе в новый возрождающийся симфонический оркестр. На первую репетицию 30 марта 1942 года в Дом радио некоторых артистов и самого Элиасберга привезли на саночках, дирижировать он мог только сидя… А уже 5 апреля состоялся первый концерт!

Смомента доставки рукописи симфонии в Ленинград (2 июля) до её исполнения прошло немногим больше месяца. Была проделана труднейшая работа: музыкантов немного подкормили, нотные партии переписали, инструменты привели в порядок, оркестр увеличили почти в 2 раза за счёт музыкантов, отозванных с фронта. И всё это в кратчайшие сроки в ситуации блокированного города!

9 августа 1942 года — день премьеры симфонии в осаждённом Ленинграде, 345-й день блокады — навсегда вошёл в историю как «День победы среди войны». Симфония транслировалась по всему городу и даже дошла до вражеских окопов. Кроме СССР в годы войны она исполнялась в Англии, США, Мексике, Италии…

Музыка Шостаковича объединяла горожан, страну, государства. Сегодня во многих странах мира знают о блокаде Ленинграда лишь по Седьмой симфонии Шостаковича. Мы неоднократно в этом убеждались: в Бельгии, когда мы возили музейную выставку «Это было в Ленинграде…» на корабле «Смольный» на праздник освобождения Антверпена в 1994 году, в Италии на праздновании 300-летия Санкт-Петербурга в Милане. Там, в зале Аудиториум, удвоенный состав оркестра Джузеппе Верди под руководством Олега Каэтани исполнял Седьмую симфонию. А перед этим была конференция, посвящённая симфоническому творчеству Дмитрия Шостаковича, и выставка из нашего музея «Блокада Ленинграда: образы, предметы и звуки трагедии».

Память о Шостаковиче и музыке блокадного города — в коллекциях музея

Выставочная деятельность нашего музея довольно разнообразна: «Ленинградская симфония» в 2002-м и «Шостакович в Ленинграде» в 2006 году в Румянцевском особняке в Петербурге, в Москве — «Музыка и музыканты блокадного Ленинграда» в зале Дома ССК в 1976 года, в Самаре в Художественном музее во время фестиваля, посвящённого 100-летию Дмитрия Шостаковича, и многие другие.

Давно стала привычной мемориальная доска на стене Большого зала Филармонии, посвящённая первому, блокадному, исполнению Седьмой симфонии Шостаковича в нашем городе. Мало кто знает, что инициаторами создания этой памятной доски был музей «А музы не молчали…» и ветераны оркестра. Они же добились перезахоронения праха Карла Элиасберга и Надежды Бронниковой из крематория на Литераторские мостки, а также установки доски на доме, где родился Шостакович. Они же участвовали в установке мемориальной доски на доме 50 по набережной реки Фонтанки, где находилась последняя квартира Элиасберга.

В залах музея находится множество экспонатов, хранящих память о самом Шостаковиче и его близких, окружении и коллегах-музыкантах. Тема «Шостакович и его современники» непрерывной нитью проходит почти по всему музею. В витрине с документами Дмитрия Шостаковича и его семьи находятся трогательные вещи и важные экспонаты:

  • его очки в черепаховой оправе;
  • крышка от рояля Беккер с вышитой салфеткой, прикрывавшей клавиатуру — на этом рояле Митя Шостакович учился играть у А. А. Розановой;
  • рядом на столе — стопка нот с экслибрисом Александры Розановой и кожаный ридикюльчик;
  • семейный альбом с фотографиями родителей композитора и фотографии сестёр;
  • издания нот Шостаковича: «Три фантастических танца», «Романсы на стихи А. Пушкина», музыка к кинофильму «Новый Вавилон».

На настенной полке — книги, принадлежавшие знакомым Шостаковича и его родственникам. Это произведения русских писателей, которые Шостакович часто перечитывал и многие из которых знал почти наизусть: Гоголь, Пушкин, Лесков, «Евангелие», изданное в Берлине в 1941 году, с отметками о смертях в блокаду, фотография и сказки детской писательницы Клавдии Лукашевич, его крёстной матери.

На старых нотах лежит клочок газеты «Правда» 1936 года со статьёй «Сумбур вместо музыки», перевернувшей всю жизнь композитора. На зеркале — фотографии репрессированных друзей Шостаковича: Михаила Тухачевского и Всеволода Мейерхольда. В этой же витрине — дорожные шахматы Марианны Граменицкой, карты для пасьянса Надежды Бронниковой.

На третьем этаже музея в центре зала Музыки на особом возвышении стоит Рояль «Бихштейн» 1913 года изготовления. Долгое время он находился в консерватории в классе профессора Василия Калафати, учившего Фёдора Стравинского, Дмитрия Шостаковича и многих других композиторов. В блокаду рояль стоял в зале прослушивания Дома композиторов на улице Зодчего Росси, д. 2. После попадания в здание бомбы чудом уцелевший рояль перевезли в комнату к композитору Михаилу Матвееву, который нуждался в инструменте для работы. Он готовил к изданию произведения блокадных композиторов и свои.

Ноты и книги по музыке в эти годы в Ленинграде выпускало только издательство «Искусство».

Впоследствии Михаил Александрович вернул исторический рояль на улицу Герцена, куда после войны переехал Дом Композиторов. Здесь легендарный инструмент занял особое место на выставке «Музыка и музыканты блокадного Ленинграда». К клавишам старого рояля прикасались руки Дмитрия Шостаковича и самых известных музыкантов, на рояле играют до сих пор, почти каждый день.

В течение многих десятилетий музей собирает, хранит и изучает исторические документы.

Например, Анна Огороднова и Марина Подорожная, ученицы школы, исследуя архивные и семейные документы консерваторского педагога Шостаковича, профессора Александры Александровны Розановой, нашли новые факты и во многом уточнили её биографию. Эти же девочки, занимаясь судьбой пианистки Марианны Граменицкой, одноклассницы Шостаковича по консерваторскому классу профессора Николаева, написали её биографию и показали посетителям музея альбом пианистки со стихами, нотами, рисунками преподавателей и студентов консерваторских лет.

Другие ученицы, Ольга Березовая и Юлия Колобова, опираясь на материалы музея, воспоминания и дневник гобоистки блокадного оркестра Ксении Матус, подготовили первое документальное исследование о возрождении симфонического оркестра радио после блокадной зимы 1941-1942 годов.

Музей стал знаковым местом не только для школьников и жителей города, знакомящихся с историей блокады. Его посещают специалисты, кинематографисты, исследователи блокады, творчества и жизни Дмитрия Шостаковича разных стран. На основе материалов музея были написаны книги, исторические и искусствоведческие исследования, созданы документальные и художественные фильмы — российские и зарубежные. На протяжении нескольких лет Народный школьный музей «А музы не молчали…» собирал материалы о Дмитрии Шостаковиче, Карле Элиасберге и многих других деятелях культуры блокадных лет, чтобы включить их имена в Листы памяти Золотой книги Санкт-Петербурга. Лауреатами Золотой книги также стали: первый руководитель музея «А музы не молчали…», один из его основателей, Евгений Алексеевич Линд, и сам музей.

В 2013 году за экспозицию «Музыка и Победа», включающую все материалы о Шостаковиче и музыке блокадных лет, музей стал лауреатом музейной премии Всероссийского конкурса «Александр Невский». Тогда же он стал ассоциированным членом Союза Музеев России.


Ольга Герасимовна Прутт — руководитель народного музея «А музы не молчали...»


Поделиться статьей:

Еще статьи: