Фото заставки: Максим Юлдашев.
Интервью

30 июня 2024 года

Александра Стефанова - про Škola Crew, снобизм творческой элиты и академическую музыку

3 и 5 июля в 19:00 в Большом зале Екатерининского собрания состоятся необычные мультимедиа-концерты классической музыки, представленные художественным объединением Школа/Škola Crew. В эти два вечера прозвучат произведения Пуленка, Генделя, Бетховена, Шуберта, Стравинского, Прокофьева, Равеля. Программы мероприятий, к слову, не повторяются и составлены из редко исполняемых и малоизвестных произведений классиков.

Александра Стефанова - про Škola Crew, снобизм творческой элиты и академическую музыку1
Александра Стефанова - про Škola Crew, снобизм творческой элиты и академическую музыку2

Афиша мероприятий.

В преддверии концертов «Культура Петербурга» пообщались с Александрой Стефановой, пианисткой и создательницей художественного объединения Школа/Škola Crew. Свой характер собеседница описывает, как отвратительный, и уверена, что когда состарится, будет жить в окружении (12!) кошек и носить огромные шляпы.

Заинтриговавшись, мы поговорили о творческом пути Александры и узнали, как зрителям, далеким от мира академической музыки, лучше ориентироваться в этой области. hL3flwxgzZk.jpg- Расскажите, как пришли к идее создания Škola Сrew? С чего все началось?

- Мой путь весьма традиционный для академического музыканта в нашей стране. Я закончила Государственную классическую академию им. Маймонида по классу фортепиано, во время обучения грезила учебой в Германии, участвовала в разнообразных конкурсах и фестивалях. Хотя и не любила их никогда, к творчеству они не имеют никакого отношения. Мечтала играть сольные концерты. 

Приехала поступать в Кёльн и провалилась, руки опустились, я разочаровалась и вернулась. После закончила аспирантуру, находясь в подвешенном состоянии, задала себе вопрос: «А чем мне, действительно, хотелось бы заниматься?». От любви к музыке и желания играть на сцене – родилась Škola Сrew.

Лет десять назад существовал огромный разрыв между слушателем и исполнителем, зрителям ничего не говорили об исполняемых программах, а об интерактиве на сцене вообще молчу. Я же по сей день рассказываю гостям о произведениях. Из-за этого первое время даже играла хуже, все силы уходили на эти разъяснения. Зато потом сделала вывод и занялась сценической речью, а также актерским мастерством.

- Чем обычно руководствуетесь при выборе произведений для программы? Как происходит отбор?

- Мы стараемся играть малоизвестные произведения. Услышать «хиты» на наших концертах практически невозможно. Композиции отбираю в зависимости от тематики вечера. Так, в программе, посвященной 8 марта, мы исполняли произведения только композиторов-женщин. Звучала музыка Клары Шуман, Фанни Мендельсон, Софии Губайдулиной, Сесиль Шаминад. Нам удалось показать, что у музыки есть и женское лицо. Существуют в нашем репертуаре и программы, посвященные определенным фамилиям: Прокофьеву, Рахманинову, Стравинскому, Чайковскому, Григу. А также конкретным странам: Германии, Франции, Англии, Австрии, Италии, Испании и даже Америке. 

- Наверняка, Вы отслеживаете реакцию публики. Только ли известные произведения, например, фортепианный цикл «Времена года» Чайковского или фрагменты балета «Золушка» Прокофьева, способны произвести фурор на публику?

- Естественно, знакомые произведения вызывают больший отклик, на них более живо реагируют. Последний сезон мы играем несколько пьес из балета «Ромео и Джульетта», так стоит нам закончить выступление, зал взрывается овациями. С другой стороны, допустим, Арнольд Шёнберг для неподготовленной публики непонятен и тяжеловат, но моя миссия состоит в том, чтобы облегчить, познакомить и объяснить его произведения, помочь зрителю вникнуть в происходящее. 

- Как считаете, возможно ли разрушить стигму и доказать среднестатистическому россиянину, что классическая музыка не нечто скучное и унылое?

- Можно! В последние годы я вижу позитивную тенденцию и новый подход людей из мира классической музыки, их шаги навстречу зрителю. Говоря про восприятие классики как скучного направления, убеждена, что в таком отношении виновата сама музыкальная элита, которая долгое время со снобизмом и высокомерием относилась к публике.

Теперь филармонические и академические залы вновь пытаются привлечь нового зрителя, меняя подход к подаче материала и самое главное - отношение.  И все же, забегая вперед, скажу - массово ничего не изменится. Высокое искусство – не поп-культура, оно интересно тем, кто чего-то хочет и к чему-то стремится.

Александра Стефанова - про Škola Crew, снобизм творческой элиты и академическую музыку1
Александра Стефанова - про Škola Crew, снобизм творческой элиты и академическую музыку2
Александра Стефанова - про Škola Crew, снобизм творческой элиты и академическую музыку3

Фото: Варвара Филиппова.

- Концерты, которые пройдут в Екатерининском собрании будут сопровождаться визуальным контентом – проекциями изображений на стены. Почему решили привнести мультимедийность в проект?

- Изначально мы выступали без мультимедиа, но первые концерты в доме-музее Скрябина, который является родоначальником светомузыки, будто бы располагали и подталкивали к этому новшеству. Как творец я в принципе всегда визуализирую то, что играю. По сей день лично прописываю все ТЗ для художников. Однако, все же главная в наших концертах именно музыка, а не визуал. К этому выводу мы пришли вместе с нашими художниками.  Работы иллюстраторов не должны доминировать, они нужны, чтобы помочь зрителю в преодолении внутреннего непонимания классической музыки.

У нас был смешной момент, когда мы осознали, что публику укачивает от нашей чересчур активной анимации. После этого подход изменился. Метод проб и ошибок, однозначно, про нас.

- Знаю, что Вы написали книгу «История академической музыки с античности до первой половины ХХ века». Это некий путеводитель в мир классического искусства? Ликбез по европейской музыке того периода? Расскажите поподробнее.

- Да, это ликбез по музыке, начиная с античности, заканчивая первой половиной XX века. Мы рассказываем про историю академической музыки западноевропейской традиции, ее развитие. В книге постарались ответить на все вопросы (даже на глупые), например: «Что такое тональность?», «Почему нот семь?». Произведение подойдет для новичков и людей, желающих соприкоснуться с миром классического искусства. Но самое важное, что хотелось бы донести, пока ты не начнешь слушать, ты ничего не поймешь. Никакая книга не сделает из тебя человека, разбирающего в теме. Как и в любом деле, важна практика. В нашем произведении мы сделали множество ссылок и qr-кодов, которые ведут на прослушивание композиций. И это не какие-нибудь маленькие отрывки, порой ссылка ведет на трех часовую оперу или даже несколько опер, симфоний, пьес. 

- А какую музыку слушаете сами? Есть ли в вашем плейлисте поп, r&b или, возможно, рэп?

- Вообще я меломан. Часто этот вопрос задают в надежде услышать хорошие музыкальные рекомендации, но разрушу миф и скажу, что исполнители тоже могут слушать полную ерунду и песни, которые годятся только для караоке. В моем плейслисте много британских групп, это Radiohead, Coldplay, Portishead, Massive Attack, продолжать могу долго. К тому же, порой так устают уши и голова, что лучшей музыкой является тишина. Если попытаться выделить произведения, то все они собраны в книге, туда, действительно, включены алмазы и лучшие композиции, с которыми должен быть знаком каждый. 

 

Фото заставки: Максим Юлдашев.

Материал подготовлен редакцией портала «Культура Петербурга». Цитирование или копирование возможно только со ссылкой на первоисточник: spbcult.ru

Другие статьи раздела

Интервью
Инклюзия
09.07

Юлия Платонова: «Наша задача - дать выпускникам веру в себя и надежду на будущее»

Интервью
Балет
15.12

Андриан Фадеев: «Чтобы желания точно сбылись, мечтать нужно тихо и про себя»

Интервью
09.07

Юлия Стрижак рассказала, как будет выглядеть Театр имени Шаляпина после ремонта

Театр
22.03

Юлия Стрижак: «Наш театр будет вести кочевую жизнь»

Театр «Мюзик-холл» в ближайшее время ждут большие перемены.

Интервью
05.07

Мы – братство Достоевского!

Быть волонтером Музея Достоевского

Смотреть все