Александр Петров: «Театр – это Шаолинь»
Интервью

19 ноября 2023 года

Александр Петров: «Театр – это Шаолинь»

Александр Петров является одним из создателем театра. Фото: Ирина Иванова.

«Культура Петербурга» пришла к художественному руководителю «Зазеркалья» Александру Васильевичу Петрову брать интервью в День рождения мастера.

 Руководитель театра считает, что "Зазеркалье" - мистический театр. Фото: Ирина Иванова.

«Спектакль про путь возмужания и духовного роста»

- Какой подарок на день рождения Вы ждали больше всего?

- Мой праздник совпал с премьерой спектакля «Синяя птица». В его подготовке принимал участие практически весь театр, репетиции шли постоянно. Последнюю пару месяцев мы буквально жили синим цветом.

Птицы прилетели. И, мне кажется, у нас угнездились.

Наш спектакль про путь возмужания и духовного роста. Эта постановка об инициации мальчика, который начинает свой жизненный путь с того, что никому не хочет отдавать свои сокровища – в данном случае, горлицу. Однако, пройдя через испытания, ребенок обретает человеколюбие и сострадание. В конце произведения он отдает горлицу, изменившую цвет, волшебнику со словами: «Возьмите, Вашей внучке синяя птица – нужнее».

Сегодня с днем рождения меня поздравляли студенты моего курса Театрального института. В постановке они играли большую часть героев: и брата с сестрой, и собаку, и хлеб, и сахар и молоко. Но самое интересное – другое. Премьера состоялась 28 октября. Специалисты доделать костюмы призраков не успевали. Я собрал студенток, которые участвовали в спектакле, и сказал: «Девчонки, не могли бы Вы помочь?»

В итоге восемь девушек двое суток шили в фойе эти костюмы. А сейчас те же студентки вручили мне символическое дерево и сказали, что я посадил дерево, а они – мои листочки. Каждый раз убеждаюсь, театр - это Шаолинь.

Здесь есть испытания, проходя которые людям приходится наступать на свою гордыню, мол, мы артисты, и заниматься духовным ростом. На мой взгляд, случай со швейной мастерской стал самым дорогим для меня подарком. В общем, очень жаль, что день рождения только раз в году.


Театр недавно представил публике премьеру Синей птицы. Фото: Ирина Иванова.

- В «Синей птице» Вы активно используете 3d- декорации. Современный спектакль не мыслим без подобных спецэффектов?

- У нас есть разные постановки. Например, в «Пиковой даме» нет никаких 3d-декораций. Хотя в каких-то проектах новые технологии активно используются. Все зависит от главной идеи спектакля.

- А сложно было уговорить Альберта Асадуллина участвовать в проекте?

- Сложно было бы уговорить его не участвовать в проекте! (смеется). Это была его идея. Альберт пришел к нам и сказал, что у него юбилей – 75 лет, и он хочет отметить его не просто концертом в БКЗ. Асадуллин мечтает о мюзикле, в котором исполнит одну из главных ролей.

Тот факт, что в сказке у Метерлинка героиня – горбатая, одноглазая старушка-волшебница, его не смутило. Так бабулька стала старичком-волшебником Светом, и Асадуллин сам захотел исполнить эту роль.

Условно, этот персонаж - «нищий», который приходит, чтобы испытать главного героя. Такой встречается во многих произведениях, о таком «нищем» в свое время даже упоминал фольклорист Владимир Пропп в «Морфологии сказки».

У нас получился, на мой взгляд, замечательный спектакль. Альберт Асадуллин продолжает оставаться кумиром для огромного количества зрителей. Они приходят на спектакль и остаются в восторге от выступления певца.

Кстати, роль Света исполняют поочередно два артиста - уже упомянутый Альберт Асадуллин и ведущий артист Театра ЛДМ Антон Авдеев. Поскольку одному Алику сложно было бы выдержать марафон из большого количества спектаклей.

 Театр находится в здании, где раньше находились «Залы Анны Павловой», и Ленинградский рок-клуб. Фото: Ирина Иванова.

«Мы откуда-то черпаем таинственные вещи, которые не лежат на поверхности»

- Вы упомянули о том, что большую часть ролей в «Синей птицы» сыграли студенты Вашего курса. Наверняка некоторые из них останутся работать в «Зазеркалье» после окончания обучения. Когда Вы отбираете актеров себе в Театр, на что обращаете внимание, кроме профессиональных данных?

 - Актеру нужны голос и обаяние. То и другое в равной степени. У нас очень много примеров, когда актеры днем поют в оперной манере, вечером – в манере мюзикла. Умение работать в разных стилях очень важно. Особенно ярко это проявляется в спектакле, где много острохарактерных героев.

- Понятно, что дети сейчас сильно отличаются от тех, что были 20-30 лет назад. Как меняется выбор пьес, которые ложатся в основу спектакля? Водила шестилетнего сына на Вашу постановку «Крокодил», отличная работа, но даже представить не могу, чтобы такая появилась в моем детстве.

- «Крокодил» - замечательный спектакль – один из лучших у нас.

У нас есть своя формула успеха: на взрослых действует обаяние, на детей - интерактив, но все становятся свидетелями превращений на сцене. Конечно, никто сейчас не будет умиляться от статичных работ, которыми славились театры 20-30 лет назад. Но думаю, при желании можно найти интересные формы и ракурсы, даже занимаясь постановкой «Колобка». Мы бы точно их нашли!

Допустим, сейчас в «Зазеркалье» идет «Кошкин дом». Это же бомба! И больших, и маленьких от просмотра не оторвать.

В театре есть интерьеры - потрясающей красоты. Фото: Ирина Иванова.

- У каждого театра есть какая-то фишка. Какая она у «Зазеркалья»?

- Мы – за стеклом. Мы – загадочный и магический мир. Мы откуда-то черпаем таинственные вещи, которые не лежат на поверхности. И смотрим на мир из волшебной кроличьей норы.

- Вы – мистик, склонный к суевериям?

- Я очень боюсь черных кошек. Если они перебегают мне дорогу, обязательно плюю через левое плечо. Еще очень опасаюсь что-нибудь забыть. Если возвращаюсь, обязательно посмотрюсь в зеркало.

- А есть ли общие традиции в театре перед выходом на сцену?

- Мы складываем ручки и говорим: «Любовь! Любовь! Любовь!» И делаем так перед каждой премьерой. Как писал Мандельштам: «И волны, и Гомер, все движется любовью».

 В этом сезоне "Зазеркалье" порадует зрителей еще несколькими премьерами. Фото: Ирина Иванова.

«Я стараюсь не быть Карабасом-Барабасом»

- Вы создали театр в 1987 году, с тех пор являетесь его художественным руководителем. На Ваш взгляд, что главное в руководителе творческого коллектива? Как и не передавить творческих людей, но при этом не дать им распуститься?

- Любить надо! Я стараюсь не быть Карабасом-Барабасом, но плетка у меня есть.

- Что Вы считаете своим главным достижением в театре?

- Мы создали театр, в который хочется приходить и зрителям, и нам, его коллективу. Я сам с удовольствием хожу на работу.

Если говорить о личных достижениях, то недавно ставил Шекспира «Беатриче и Бенедикт» в Большом театре. По сюжету, главный герой произведения возвращается с войны. Мы взяли Первую мировую войну и перенесли действия в сицилийский парк в 1915 год – в момент, когда солдаты приходят домой. Естественно, в голову приходит «Прощай, оружие!» Я много раз был в Италии, мы создали декорации одного из ее парков. И уже потом я случайно увидел какую-то телепередачу, где показывали подобный сквер. Ведущий сказал, что посреди парка есть отель, в котором Хемингуэй писал свою книжку. Там есть номер, где он жил, бар, в котором пил вино. И это были наши декорации – один в один! Создавая наш театральный мир, мы не знали, как выглядело это место на самом деле. Мы просто достали это сквер из другой реальности.

- У Вас в жизни много совпадений?

- По-разному бывает. А если продолжить тему и поговорить об удаче, то не скажу, что я – везунчик, ну и человеком – 33 несчастья тоже не могу себя назвать.

- А какие еще премьеры, кроме «Синей птицы», ждут зрителя театра «Зазеркалье»?

- Рогалёв, который ранее ставил «Финиста ясного сокола» и «Жалобную книгу», работает над спектаклем по Чехову. В новом произведении он объединит «Ваню» и «Рассказ мальчика».

Еще в этом сезоне я поставлю «Сказку о царе Салтане». Это классика, идущая в Мариинке, которую там тоже ставил я.

А этой башни любят фотографироваться зрители. Фото: Ирина Иванова.

- Чем новый спектакль будет отличаться от своего предшественника?

- А всем.

Потом будет «Тоска». У нас двуязычный театр – мы используем и язык взрослых, и язык для детей.

- Расскажите, как ставить спектакли для детей так, чтобы сопровождающий взрослый тоже не уснул? Я много хожу на спектакли с младшим сыном. И могу сказать, что далеко не все питерские постановки взрослый человек может посмотреть с интересом. У «Зазеркалья» все спектакли хороши, даже на мой, взрослый взгляд.

- На первой премьере «Синей птицы» рядом со мной сидела Алиса Фрейндлих со своей правнучкой. 6-летняя девочка впервые была на большой оперной постановке. Она перебирала ножками, но высидела оба отделения. Это и есть магия театра. А вот как мы этого добились - не скажу.

 

 

Материал подготовлен редакцией портала «Культура Петербурга». Цитирование или копирование возможно только со ссылкой на первоисточник: spbcult.ru

Другие статьи раздела

13.04

Татьяна Рябоконь: «Что тут итожить – я хочу продолжать»

Интервью
09.04

Екатерина Темнова: «Мой главный талисман удачи — игрушечная кошка по имени «Мурка»»

диктант
Интервью
03.04

Юлия Грызлова - про Тотальный диктант, любовь к русскому языку и показатель грамотности петербуржцев

Кино
07.04

Денис Чернов: «Мы создали целую вселенную домовых»

Накануне Дня российской анимации мы поговорили с Денисом Черновым — создателем мультфильма «Финник», который вторую неделю бьет рекорды в российском прокате. Режиссер рассказал, кем вдохновлялся при создании персонажей, кто причесывает домовых и причём здесь группа «Король и шут»

День российской анимации
Кино
07.04

Песочная анимация: интервью с Дарьей Котюх

Песочная анимация — это редкая технология создания мультипликационных сюжетов на световом столе из песка, соли, молотого кофе, сахара и других сыпучих материалов. Дарья Котюх — одна из немногих художниц Санкт-Петербурга, которая создает целые истории из горсти песка. Мы поговорили с ней об этом необычном виде искусства.

Смотреть все