Главный хранитель Русского музея Ольга Бабина рассказала, как изменилась реставрация и посетители
Интервью

14 июля 2023 года

Главный хранитель Русского музея Ольга Бабина рассказала, как изменилась реставрация и посетители

Изображение предоставлено пресс-службой Русского музея.

1 июля в России свой профессиональный праздник отметили реставраторы. 

Чем отличается «музейная реставрация» от «антикварной»? Какими знаниями должен обладать современный реставратор? И много ли копий в Русском музее? О тонкостях профессии реставратора редакции портала «Культура Петербурга» рассказала Ольга Бабина, заместитель Генерального директора по учету, хранению и реставрации музейных ценностей Государственного Русского музея. 


Мифы о копиях в музеях или почему сегодня легко распознать подделку?

— Люди, плохо знакомые с реставрацией,  иногда считают, что в некоторых шедеврах живописи, скульптуры, архитектуры уже практически ничего не осталось от оригинала. Справедливо ли данное мнение? Как обычно ищется баланс между старым и новым?

— Вы правы, такое мнение встречается у посетителей музея. Более того, в мою  бытность экскурсоводом часто звучал один и тот же вопрос: «Это действительно подлинник или это все копии?». Почему-то бытует такое мнение, что в музеях давным-давно все надежно спрятано в хранилища, а нам здесь выставляют хорошего качества копии или переписанные реставраторами работы. Не могу объяснить, с  чем связано такое недоверие к музеям. Безусловно, предметы, экспонируемые в Русском музее - оригиналы. Чтобы развеять некоторые сомнения музейной публики, в Год столетия создания в своих реставрационных мастерских мы предложили аудитории насыщенную программу, в которой знакомили с реставрационными мастерскими, рассказывали о подготовке работ, проводили мастер-классы, встречи со специалистами и многое другое. 

Так что не надо думать, что реставратор берет старую вещь и сразу говорит: «Ну, давайте я вот тут старую дощечку починю, здесь красочку подновлю, здесь лак уберу…». Конечно так не происходит!


Не случайно, реставрация в музее называется научной. Прежде, чем специалист начнет какие-либо манипуляции с произведением музейного фонда, предмет проходит всестороннее химико-биологическое и технико-технологическое исследование. Если это живопись, то происходит определение особенностей лака, связующих компонентов, состава пигментов. Во время изучения устанавливается доля оригинального авторского слоя и наличие поновлений. Иногда записей бывает до десяти слоев, все они лежат на оригинальной авторской живописи. Поэтому сначала идет всестороннее исследование, а потом - заседание реставрационной комиссии или совета, на котором происходит представление результатов экспертизы и "защита" реставрационной программы. И только после одобрения комиссии, в которую входят хранители и реставраторы высшей категории, а в сложных случаях еще и представители профессии из других музеев, принимается программа реставрационных мероприятий, намечаются сроки ее исполнения. Если это сложная реставрация, то собираются промежуточные советы или комиссии, где обсуждаются первые полученные результаты, например, пробное раскрытие фрагментов при реставрации произведений  иконописи.

Важной частью реставрации является консервация. Мы не все предметы, имеющиеся в нашей большой коллекции, можем выставить. Но у музея главная задача - это сберечь те произведения культурного наследия, которые сохранились до нашего времени. Когда принимается решение об участии предмета в выставочном проекте, то реставраторы осматривают экспонаты, а при необходимости приводят в достойный вид. Цель – сохранить у зрителя яркость впечатления от произведения, поэтому утраты тонируются, старый лак регенерируется и т.д. Все операции художественной реставрации носят обратимый характер, специалисты всегда могут вернуть предмет в исходное состояние. Кроме того, все операции фиксируются в реставрационном паспорте, таким образом сохраняется историю «болезней» и способы «лечения» каждого музейного предмета. 

Обязательно, проводится граница между авторской частью и вмешательством реставратора. Если, скажем, у предмета имеются какие-то утраты живописного слоя, наносится специальный реставрационный лак, который легко удалить, и поверх него уже делаются тонировки, позволяющие насладиться целостностью произведения. То есть предмет проходит художественную реставрацию, для того чтобы зритель, приходящий  в музей, не видел утрат. Поэтому художественная реставрация тех предметов, которые экспонируются, важная часть музейной  практики. 

Но есть такое понятие как «антикварная реставрация». Многие, наверное, бывали в антикварных магазинах. И, мне кажется, «музейная реставрация» кардинально отличается от «антикварной» подходом к реставрируемому предмету. Попадая на рынок, антикварные вещи как раз могут иметь детали других предметов, иногда из других эпох. Чтобы скрыть неудовлетворительную сохранность часто записываются или изменяются целые фрагменты авторской живописи. Неискушенный покупатель этого и не заметит. Здесь, прежде всего, стоит задача коммерческая. Да вещи, попадая в дом, прежде всего носят утилитарный характер, активно используются в быту. Мне кажется, что в понимании людей, эти элементы антикварной реставрации отчасти переносятся и на музей. Все мероприятия, посвященные 100-летию создания первой реставрационной мастерской Русского музея, были направлены на раскрытие особенностей реставрационной профессии, знакомству с музейными реставраторами, реставрационными мастерскими, а их у нас тринадцать. Кроме этого в залах музеях развернулась большая реставрационная выставка «Сохраняя историю». Это третья большая экспозиция в музее посвященная реставраторам и реставрации. В залах экспонировалось более 330 предметов коллекции, представляющие все виды и жанры изобразительного искусства. 

— Много ли копий в залах Русского музея? 

— В залах Михайловского дворца Русского музея на сегодняшний день выставлено более пятисот произведений живописи, скульптуры, графики из наших коллекций. Конечно, здесь нет ни одной копии, каждое произведение – шедевр русского изобразительного искусства. Однако, копирование предметов искусства - распространенная практика. С самого основания музея сюда приходили сотни художников, чтобы, копируя лучшие произведения великих мастеров, изучать их технику живописи, постигая секреты. Например, только в течение одного 1910 года, в залах Русского музея было создано 2301 живописных копий. Над ними работало 759 копиистов. Именно тогда были введены ограничения на копирование, позже появился Экспертно-копийный совет, который контролирует этот процесс до сегодняшнего дня. И в наши дни в залах музеях копируют студенты художественных вузов, получая разрешение от Экспертно-копийного совета музея. У нас в собрании есть копии (не путать с подделкой!). Вот, например, у меня в кабинете висит совершенно потрясающий женский портрет. Это копия с работы Дмитрия Левицкого.

Эта копия выполнена в XIX веке, и она уже имеет художественную ценность. К сожалению, иногда при изучении произведений выявляются и подделки. Сегодня современные технологии позволяют их выявить и дать экспертную оценку тому или иному произведению. Но все-таки цель музея – показать оригинал, лучшие образцы изобразительного искусства. И, конечно, приходя в музейные залы, посетитель может быть уверен, что перед ним подлинное искусство. Во всяком случае, я имею в виду в государственные музеи, не знаю, как обстоят дела в частных. Если это предмет копийный, то на этикетке (в аннотации) всегда указывается, что это копия и с какого оригинала. 

DSC08172.JPG

На аллеях Летнего сада (входит в состав комплекса Русского музея) у нас расположились копии с оригиналов тех скульптур, которые были завезены сюда при его основании.

Оставлять в саду оригиналы было опасно, иначе мы бы просто потеряли эту удивительную итальянскую коллекцию предметов искусства начала XVIII века. Поэтому скульптуру отреставрировали и поместили в залах Михайловского замка, а высокоточные копии из литьевого каррарского мрамора украсили Летний сад, радуя посетителей. Но мы это не скрываем! Во время реставрации по имеющимся аналогиям были воссозданы многие утраченные фрагменты, придавая скульптуре эстетичный и целостный вид. За 300-летний период бытования в парковом ансамбле скульптура имела значительные повреждения, утраты, загрязнения и неопрятный вид. Решение сделать копии обсуждалось с 50-х годов ХХ века, но комплексная реставрация более 200 скульптурных объектов, из которых только мраморных скульптур – 91 произведение, была выполнена в течение трех лет с 2009 по 2011 гг. 


В реставрации нет места фантазии

 Можете назвать принципы реставрации?

— Могу. Один из них – не доделывать, если нет какого-то оригинального достоверного образца. 

Точно также выполняется реставрация предметов декоративно-прикладного искусства. В реставрации нет места фантазиям на тему, а что бы здесь могло быть? Реставратор – реалист, он исходит из имеющихся у него в наличие образцов и аналогий. Он не переделывает, не улучшает авторский образец, не подменяет автора, а сохраняет, чтобы максимально выявить авторский замысел в произведении искусства. 

Ярким примером может стать Амвон из Софийского собора Великого Новгорода. Этот уникальный пример деревянной резьбы первой трети XVI века можно увидеть на экспозиции. Он один из первых экспонатов Русского музея коллекции Древлехранилища. Вглядываясь в узорчатую резьбу Амвона, внимательный посетитель может заметить искусно исполненные реставратором дорезки утраченных элементов. Но все эти воссозданные фрагменты имеют прямые аналогии в сохранившихся оригинальных частях резьбы. Элементы, которые можно было воссоздать, сохраняя достоверность памятника – воссозданы. Но ниши под иконы остаются пустыми, т.к. образы утрачены или их местонахождение неизвестно. Воссоздание в данном случае невозможно.  

Амвон.jpg

Но на помощь приходят цифровые технологии. И здесь мы можем делать реконструкции,  воссоздавая предметы, помещая их в места изначального бытования. Например, виртуально поместить Амвон на свое место в Софийском соборе Новгорода. Такие эксперименты в музейной практике широко применяются, что позволяет понять смысл и значение того или иного памятника. И мне кажется, люди откликаются на эти новации, которые позволяют расширить представление не только о предметах искусства, но и об отечественной истории. Дело в том, что сегодняшнему зрителю недостаточно просто послушать экскурсию. Мы видим, как изменился посетитель, он любознательный, способен быстро получить информацию из разных электронных источников. Музей, зная эти потребности зрителей, предлагает сайты, мобильные приложения, QR-коды. Все это позволяет раскрыть любую тему настолько широко, насколько захочет погрузиться увлекшийся гость. От предмета перейти к его автору, истории создания, реставрации, другим предметам из запасников и т.д. 




Продолжение:


Часть II. Ольга Бабина об уникальных реставраторах Русского музея

Часть III. Ольга Бабина о разных реставрационных школах и секретах спасения шедевров



Благодарим пресс-службу Русского музея за помощь в организации интервью.



Материал подготовлен редакцией портала «Культура Петербурга». Цитирование или копирование возможно только со ссылкой на первоисточник: spbcult.ru

Другие статьи раздела

Музыка
Блюз
Русский музей
10.06

Билли Новик: Том Уэйтс больше не отвечает на мои вопросы, на них отвечает Толстой.

Интервью
01.06

Зоя Чалова: «Бумажная книга не умрет»

03.06

Воробьи, атланты и дух Невского проспекта

Кукольный спектакль
Театр
04.06

«Сказкин дом» празднует юбилей

Интервью
Театр
31.05

Ольга Альбанова: «Сцена не любит хлюпиков»

Смотреть все